arashi_opera: (swoon)


Эт люди - боги просто. Тебальди, Бастьянини и Гаваццени, все трое. Можно ли себе представить, что у Ловро фон Матачича этот же фрагмент с теми же певцами ЕЩЁ лучше?

Что поют )
arashi_opera: (Default)
Какую охренительную книгу я читаю: Питер Конрад, "Песня любви и смерти" (A Song of Love and Death: The Meaning of Opera; 1996). Конрад, преподаватель английской литературы в Оксфорде, во-первых, офигенно пишет, у него очень красивый стиль, во-вторых, он офигенно умный и эрудированный дяденька, размышления которого об опере стоит почитать вне зависимости от того, какова ваша собственная точка зрения на те или иные аспекты. Я местами испытываю желание с ним поспорить, но в целом его толкования мне очень нравятся. За один только вступительный абзац я готова любить Конрада всей душой, ну наш человек же:

Опера загадочна. Этот громоздкий, дорогостоящий реликт прошлого, абсурдный настолько, что там считается нормальным, когда люди поют, предлагая друг другу выпить или потеряв ключ от двери, отказывается уходить. Напротив, он приобретает новых обращённых каждый год, и я говорю "обращённых", потому что он, подобно религии, изменяет жизнь тех, чьё сердце ему удалось завоевать.

Вот тут есть рецензия на эту книгу.

[livejournal.com profile] canto_et_spero, тебе понравится, как Конрад пишет о Моцарте, о его человечности и сострадании, выраженных в музыке.

Прощение <...> является драматическим мотивом опер Моцарта: этим успокаивающим словом Графиня в "Свадьбе Фигаро" немедленно кладёт конец недоразумениям, случившимся в тёмном саду, и дарует отпущение всех грехов. Это милосердие есть благословение музыки. Она больше не звучит с далёких и идеальных вышних сфер, как у Монтеверди; она прислушивается к несчастьям человеческих созданий, выражает их нежные желания, боится, что эти желания не смогут обрести словесное воплощение ,<...> и таким образом дарует людям понимание и прощение.

И про "Клеменцу" у него хорошо:

Словно исповедник, музыка ["Милосердия Тита"] прислушивается к смятению, замешательству и несчастью людей. Возможно, именно этим тактичным подслушиванием объясняется благочестивая сдержанность хора, радующегося благополучному спасению Тита во 2-м действии. Хор выражает благодарность создателю, но делает это практически шёпотом, будто бы опасаясь озвучить своё облегчение вслух.

И про "Кози" он прав: "Чем более легкомысленной притворяется эта опера, тем более болезненной и тревожной она является на самом деле." Я её за это и не люблю - совершенно бесчеловечный эксперимент, и единственным утешением для вовлечённых лиц является музыка Моцарта.

А музыку Массне Конрад припечатал "ипохондрической сентиментальностью". Я обожаю этого человека. :)
arashi_opera: (Default)
Какую охренительную книгу я читаю: Питер Конрад, "Песня любви и смерти" (A Song of Love and Death: The Meaning of Opera; 1996). Конрад, преподаватель английской литературы в Оксфорде, во-первых, офигенно пишет, у него очень красивый стиль, во-вторых, он офигенно умный и эрудированный дяденька, размышления которого об опере стоит почитать вне зависимости от того, какова ваша собственная точка зрения на те или иные аспекты. Я местами испытываю желание с ним поспорить, но в целом его толкования мне очень нравятся. За один только вступительный абзац я готова любить Конрада всей душой, ну наш человек же:

Опера загадочна. Этот громоздкий, дорогостоящий реликт прошлого, абсурдный настолько, что там считается нормальным, когда люди поют, предлагая друг другу выпить или потеряв ключ от двери, отказывается уходить. Напротив, он приобретает новых обращённых каждый год, и я говорю "обращённых", потому что он, подобно религии, изменяет жизнь тех, чьё сердце ему удалось завоевать.

Вот тут есть рецензия на эту книгу.

[livejournal.com profile] canto_et_spero, тебе понравится, как Конрад пишет о Моцарте, о его человечности и сострадании, выраженных в музыке.

Прощение <...> является драматическим мотивом опер Моцарта: этим успокаивающим словом Графиня в "Свадьбе Фигаро" немедленно кладёт конец недоразумениям, случившимся в тёмном саду, и дарует отпущение всех грехов. Это милосердие есть благословение музыки. Она больше не звучит с далёких и идеальных вышних сфер, как у Монтеверди; она прислушивается к несчастьям человеческих созданий, выражает их нежные желания, боится, что эти желания не смогут обрести словесное воплощение ,<...> и таким образом дарует людям понимание и прощение.

И про "Клеменцу" у него хорошо:

Словно исповедник, музыка ["Милосердия Тита"] прислушивается к смятению, замешательству и несчастью людей. Возможно, именно этим тактичным подслушиванием объясняется благочестивая сдержанность хора, радующегося благополучному спасению Тита во 2-м действии. Хор выражает благодарность создателю, но делает это практически шёпотом, будто бы опасаясь озвучить своё облегчение вслух.

И про "Кози" он прав: "Чем более легкомысленной притворяется эта опера, тем более болезненной и тревожной она является на самом деле." Я её за это и не люблю - совершенно бесчеловечный эксперимент, и единственным утешением для вовлечённых лиц является музыка Моцарта.

А музыку Массне Конрад припечатал "ипохондрической сентиментальностью". Я обожаю этого человека. :)
arashi_opera: (Default)


Один из самых интересных и умных оперных спектаклей, какие мне доводилось видеть за последние годы. Смотрела, растопырив глаза и изо всех напрягая мозг, даже на пение большого внимания не обращала. Вроде ухо ничто не резало - и ладно.

Когда режиссёру удаётся предложить свой взгляд на историю, не изменив при этом её изначального смысла - это высший пилотаж постановки оперы. Очень редко такое встречается. К тому же постановка местами ещё и красивая. Я не хочу сказать, что в целом она отталкивающая, вовсе нет, просто обычно смысл сцен оказывается важнее, чем их визуальное воплощение, но есть несколько моментов, приковывающих к себе внимание именно эстетической составляющей. Это в первую очередь "искушение" Антонии Мираклем (огромная зеркальная стена и отражающиеся в ней движущиеся полосы пламени - очень эффектно) и акт "Джульетта" (Дапертутто с крыльями за спиной и живой вороной на руке; изумительно поставленная "оргия", где первозданная нагота артистов миманса смотрится как необычный костюм). Основная декорация спектакля являет собой полную зеркал и лампочек сложную многоуровневую конструкцию, которая постоянно видоизменяется.

В спектакле много постоянно возникающих символов: зеркало, ключ, горящая лампочка. Зеркала, отражения и ключи вообще играют огромную роль в "Сказках Гофмана", и очень приятно, что режиссёр это заметил, понял и сумел показать.

В данном случае зеркала и отражения - это ещё и показатель того, что мы на всём протяжении спектакля находимся внутри фантазии Гофмана: все женщины на одно лицо и в одинаковых париках, хор клонов в чёрных цилиндрах и масках. Лампочка - символ искусства, творчества. Все вымышленные истории и персонажи Гофмана заключены в рамки из горящих лампочек; в финале лампочки, окружающие всех придуманных Гофманом персонажей, гаснут, и остаётся только лампочка Музы, единственной, кто не является плодом фантазии Гофмана.

Спектакль достаточно многогранен, но я понимаю его так: это визуализированная проекция подсознательных желаний и страхов Гофмана на протяжении всей его жизни, от юности ("Олимпия"), до самой смерти ("Пролог"). Очень может быть, что в Прологе Гофман умирает: не зря сатиры надевают ему на лицо маску черепа, пока он спит. (Допился до смерти, в общем. %)) Символом постановки в целом и постоянно возникающей в ней идеи противопоставления Эроса и Танатоса могла бы стать медленно шествующая по сцене в "Антонии" обнажённая женщина с маской Смерти на лице.

То есть это, в принципе, вполне классическая трактовка "Сказок", разве что фрейдистский подтекст ярче подчёркнут, чем обычно.

Все персонажи, кроме Музы, здесь являются плодом воображения Гофмана, даже Линдорф. Он - воплощение страхов Гофмана, его самых страшных подсознательных кошмаров. (Исполнитель партий злодеев даже не меняет ни грим, ни костюм на протяжении всей оперы.) И только Муза, одна-единственная, находится вне картинки. Только она и Гофман настоящие, а все прочие действующие лица - фантомы или, в лучшем случае, сильно трансформированные воображением воспоминания.

В "Олимпии" нам показывают первую любовь Гофмана, его пробуждение как мужчины (тут было много про дедушку Фрейда ;)). Эта, самая важная часть жизни человека, оказывается отравлена смертью (тут тоже было много про психоанализ, либидо и мортидо), что навсегда накладывает на Гофмана свой отпечаток. В "Антонии" мы видим, как он борется, пытаясь любовью одержать победу над смертью. Но и здесь смерть оказывается победительницей. И, наконец, в "Джульетте" Гофман сам, сознательно, стремится к смерти, больше не веря в то, что любовь может с ней равняться. Он хладнокровно убивает жалкого, безоружного Шлемиля, фактически режет его, как свинью на бойне. И в Прологе мы видим, к чему Гофман в итоге себя привёл.

Несколько сцен остались мне непонятны, например, переодевание Шлемиля в костюм "женских образов" Гофмана и Франц-цирюльник, бреющий Креспеля во время своих куплетов. Сцена забавная, но смысл её от меня ускользнул.

Постановка обладает своеобразной эстетикой и вполне неплохо смотрится. Многочисленные случаи полуобнажённой и обнажённой натуры не только не портят спектакль, но порой выглядят эстетичнее, чем, например, псевдонагота Олимпии, одетой в телесного цвета трико "под обнажёнку". Также считаю нужным заметить, что на малейшей пошлости ни одна из сцен с обнажённой натурой не несёт. Это красиво, художественно и всегда режиссёрски оправдано. Повторюсь, совершенно раздетые артисты миманса в акте "Джульетта" смотрятся так, словно это на них такой костюм. Высший класс, респект режиссёру. Но, конечно, детям это показывать всё-таки не стоит, да. :)

Во всей постановке моё эстетическое чувство слегка покоробила только одна сцена, в "Олимпии". Но поскольку мысль, которую выражает эта сцена, сама по себе, э-э, не слишком эстетична, я не знаю, как тут можно было бы сделать красивее.

Ну и ещё мне грим на Линдорфе не понравился. Он, на мой взгляд, совершенно не соответствует мимике исполнителя и создаваемому им образу. Нарисовано одно, а мы видим абсолютно другое. Постоянно хотелось взять влажную салфеточку и половину грима стереть. К тому же - красивый ведь мужик (с необычно светлыми, почти прозрачными голубыми глазами), а нарисовали ему на физиономии такое чёрт-те что, что увидишь во сне, проснёшься заикой.

Зато безумно понравилось, как поставлена сцена "Vois sous l'archet frémissant", романс Музы. Муза здесь откровенно женщина, спутать её с мужчиной нельзя никак. Она одета в мужскую шляпу, брюки и пиджак, но под пиджаком - короткая женская сорочка. И два раза за оперу, в те моменты, когда Муза не играет при Гофмане роль Никлауса, а открывает нам свою собственную душу, говорит от себя, от собственного сердца - она из Никлауса становится снова Музой. И в "Vois sous l'archet frémissant" Гофман замечает это и откликается. Очень здорово.


Когда спектакль после просмотра заставляет хотеть пересмотреть его ещё раз, причём как можно скорее - это однозначно хороший спектакль, я так думаю.

Как водится, немножко картинок:

Read more... )
arashi_opera: (Default)


Один из самых интересных и умных оперных спектаклей, какие мне доводилось видеть за последние годы. Смотрела, растопырив глаза и изо всех напрягая мозг, даже на пение большого внимания не обращала. Вроде ухо ничто не резало - и ладно.

Когда режиссёру удаётся предложить свой взгляд на историю, не изменив при этом её изначального смысла - это высший пилотаж постановки оперы. Очень редко такое встречается. К тому же постановка местами ещё и красивая. Я не хочу сказать, что в целом она отталкивающая, вовсе нет, просто обычно смысл сцен оказывается важнее, чем их визуальное воплощение, но есть несколько моментов, приковывающих к себе внимание именно эстетической составляющей. Это в первую очередь "искушение" Антонии Мираклем (огромная зеркальная стена и отражающиеся в ней движущиеся полосы пламени - очень эффектно) и акт "Джульетта" (Дапертутто с крыльями за спиной и живой вороной на руке; изумительно поставленная "оргия", где первозданная нагота артистов миманса смотрится как необычный костюм). Основная декорация спектакля являет собой полную зеркал и лампочек сложную многоуровневую конструкцию, которая постоянно видоизменяется.

В спектакле много постоянно возникающих символов: зеркало, ключ, горящая лампочка. Зеркала, отражения и ключи вообще играют огромную роль в "Сказках Гофмана", и очень приятно, что режиссёр это заметил, понял и сумел показать.

В данном случае зеркала и отражения - это ещё и показатель того, что мы на всём протяжении спектакля находимся внутри фантазии Гофмана: все женщины на одно лицо и в одинаковых париках, хор клонов в чёрных цилиндрах и масках. Лампочка - символ искусства, творчества. Все вымышленные истории и персонажи Гофмана заключены в рамки из горящих лампочек; в финале лампочки, окружающие всех придуманных Гофманом персонажей, гаснут, и остаётся только лампочка Музы, единственной, кто не является плодом фантазии Гофмана.

Спектакль достаточно многогранен, но я понимаю его так: это визуализированная проекция подсознательных желаний и страхов Гофмана на протяжении всей его жизни, от юности ("Олимпия"), до самой смерти ("Пролог"). Очень может быть, что в Прологе Гофман умирает: не зря сатиры надевают ему на лицо маску черепа, пока он спит. (Допился до смерти, в общем. %)) Символом постановки в целом и постоянно возникающей в ней идеи противопоставления Эроса и Танатоса могла бы стать медленно шествующая по сцене в "Антонии" обнажённая женщина с маской Смерти на лице.

То есть это, в принципе, вполне классическая трактовка "Сказок", разве что фрейдистский подтекст ярче подчёркнут, чем обычно.

Все персонажи, кроме Музы, здесь являются плодом воображения Гофмана, даже Линдорф. Он - воплощение страхов Гофмана, его самых страшных подсознательных кошмаров. (Исполнитель партий злодеев даже не меняет ни грим, ни костюм на протяжении всей оперы.) И только Муза, одна-единственная, находится вне картинки. Только она и Гофман настоящие, а все прочие действующие лица - фантомы или, в лучшем случае, сильно трансформированные воображением воспоминания.

В "Олимпии" нам показывают первую любовь Гофмана, его пробуждение как мужчины (тут было много про дедушку Фрейда ;)). Эта, самая важная часть жизни человека, оказывается отравлена смертью (тут тоже было много про психоанализ, либидо и мортидо), что навсегда накладывает на Гофмана свой отпечаток. В "Антонии" мы видим, как он борется, пытаясь любовью одержать победу над смертью. Но и здесь смерть оказывается победительницей. И, наконец, в "Джульетте" Гофман сам, сознательно, стремится к смерти, больше не веря в то, что любовь может с ней равняться. Он хладнокровно убивает жалкого, безоружного Шлемиля, фактически режет его, как свинью на бойне. И в Прологе мы видим, к чему Гофман в итоге себя привёл.

Несколько сцен остались мне непонятны, например, переодевание Шлемиля в костюм "женских образов" Гофмана и Франц-цирюльник, бреющий Креспеля во время своих куплетов. Сцена забавная, но смысл её от меня ускользнул.

Постановка обладает своеобразной эстетикой и вполне неплохо смотрится. Многочисленные случаи полуобнажённой и обнажённой натуры не только не портят спектакль, но порой выглядят эстетичнее, чем, например, псевдонагота Олимпии, одетой в телесного цвета трико "под обнажёнку". Также считаю нужным заметить, что на малейшей пошлости ни одна из сцен с обнажённой натурой не несёт. Это красиво, художественно и всегда режиссёрски оправдано. Повторюсь, совершенно раздетые артисты миманса в акте "Джульетта" смотрятся так, словно это на них такой костюм. Высший класс, респект режиссёру. Но, конечно, детям это показывать всё-таки не стоит, да. :)

Во всей постановке моё эстетическое чувство слегка покоробила только одна сцена, в "Олимпии". Но поскольку мысль, которую выражает эта сцена, сама по себе, э-э, не слишком эстетична, я не знаю, как тут можно было бы сделать красивее.

Ну и ещё мне грим на Линдорфе не понравился. Он, на мой взгляд, совершенно не соответствует мимике исполнителя и создаваемому им образу. Нарисовано одно, а мы видим абсолютно другое. Постоянно хотелось взять влажную салфеточку и половину грима стереть. К тому же - красивый ведь мужик (с необычно светлыми, почти прозрачными голубыми глазами), а нарисовали ему на физиономии такое чёрт-те что, что увидишь во сне, проснёшься заикой.

Зато безумно понравилось, как поставлена сцена "Vois sous l'archet frémissant", романс Музы. Муза здесь откровенно женщина, спутать её с мужчиной нельзя никак. Она одета в мужскую шляпу, брюки и пиджак, но под пиджаком - короткая женская сорочка. И два раза за оперу, в те моменты, когда Муза не играет при Гофмане роль Никлауса, а открывает нам свою собственную душу, говорит от себя, от собственного сердца - она из Никлауса становится снова Музой. И в "Vois sous l'archet frémissant" Гофман замечает это и откликается. Очень здорово.


Когда спектакль после просмотра заставляет хотеть пересмотреть его ещё раз, причём как можно скорее - это однозначно хороший спектакль, я так думаю.

Как водится, немножко картинок:

Read more... )
arashi_opera: (Default)
Отторино Респиги (1879-1936) был в своё время довольно известным музыковедом, дирижёром и композитором, написал много симфонической музыки, несколько опер, но сегодня его мало кто помнит. В общем, неудивительно - рядом с таким гением, как Пуччини, меркнут все его (относительные) современники.

Либретто оперы "Пламя", премьера которой состоялась в 1934 году, написано по норвежской пьесе "Колдунья Анна Педерсдоттир", только действие перенесено в Византию VII века. Есть баритон Базилио (Василий, то есть), экзарх (правитель) Равенны. Баритон обожает свою молодую жену, сопрано Сильвану. У баритона есть ещё сын, молодой тенор Донелло, и мать, злобная мецца Евдоксия. Сопрана, естественно, изменяет мужу с тенором (неважно, что он её пасынок), доводит мужа до инфаркта, бедный баритон умирает. Свекровь обвиняет невестку в том, что та убила мужа колдовством (а до того выясняется, что мать сопраны якобы была колдуньей и опутала баритона чарами, чтобы тот женился на её дочери... что курили авторы?!). Сопрану приводят на суд и велят поклясться на кресте, что она не ведьма, но девушка, видимо, находясь в помутнении рассудка, так и не может дать клятву, и её приговаривают, судя по всему, к сожжению на костре. (А в конце 1 действия на костре успели сжечь старую знакомую сопраны и её матери, старуху по имени Агнесса из Червиа... веселуха, в общем.) Конец.

Мистическая составляющая сюжета, честно говоря, больше напоминает бредни религиозных фанатиков, коими там являются все присутствующие, кроме Сильваны. Кто сказал, что баритон не мог влюбиться в сопрану просто так, а его сыночек не мог просто так возгореться греховной страстью к собственной мачехе? При чём тут обязательно колдовство?

Самый классный персонаж оперы - однозначно злобная свекровь Евдоксия, фанатичка, люто ненавидящая невестку (впрочем, это взаимно). Прямо Азучена какая-то, только ещё хуже, потому что уверена, что совершает благое дело. А баритона жалко. :( Единственный нормальный человек в этом дурдоме, и того до сердечного приступа довели...

По музыке сей опус весьма напоминает позднего Пуччини: местами прямо эхо "Турандот" слышно, хотя здесь действие происходит не в Китае, а в Византии. Но какие-то зело восточные музыкальные ходы и тут встречаются, а также грегорианские хоралы. Пожалуй, использованием хоралов эта опера больше всего и запоминается, и самые эффектные сцены как раз те, где этих хоралов много - финалы 1 и 3 действий. А так, конечно, Респиги в плане мелодизма далеко до лукканского маэстро. Монологи персонажей (даже ариями их назвать трудно) занудные, оркестр тоже не блещет мелодиями. Самый красивый кусочек, кроме финалов, наверное, ариозо сопрано Dolce la morte и последующий дуэт с тенором.
arashi_opera: (Default)
Отторино Респиги (1879-1936) был в своё время довольно известным музыковедом, дирижёром и композитором, написал много симфонической музыки, несколько опер, но сегодня его мало кто помнит. В общем, неудивительно - рядом с таким гением, как Пуччини, меркнут все его (относительные) современники.

Либретто оперы "Пламя", премьера которой состоялась в 1934 году, написано по норвежской пьесе "Колдунья Анна Педерсдоттир", только действие перенесено в Византию VII века. Есть баритон Базилио (Василий, то есть), экзарх (правитель) Равенны. Баритон обожает свою молодую жену, сопрано Сильвану. У баритона есть ещё сын, молодой тенор Донелло, и мать, злобная мецца Евдоксия. Сопрана, естественно, изменяет мужу с тенором (неважно, что он её пасынок), доводит мужа до инфаркта, бедный баритон умирает. Свекровь обвиняет невестку в том, что та убила мужа колдовством (а до того выясняется, что мать сопраны якобы была колдуньей и опутала баритона чарами, чтобы тот женился на её дочери... что курили авторы?!). Сопрану приводят на суд и велят поклясться на кресте, что она не ведьма, но девушка, видимо, находясь в помутнении рассудка, так и не может дать клятву, и её приговаривают, судя по всему, к сожжению на костре. (А в конце 1 действия на костре успели сжечь старую знакомую сопраны и её матери, старуху по имени Агнесса из Червиа... веселуха, в общем.) Конец.

Мистическая составляющая сюжета, честно говоря, больше напоминает бредни религиозных фанатиков, коими там являются все присутствующие, кроме Сильваны. Кто сказал, что баритон не мог влюбиться в сопрану просто так, а его сыночек не мог просто так возгореться греховной страстью к собственной мачехе? При чём тут обязательно колдовство?

Самый классный персонаж оперы - однозначно злобная свекровь Евдоксия, фанатичка, люто ненавидящая невестку (впрочем, это взаимно). Прямо Азучена какая-то, только ещё хуже, потому что уверена, что совершает благое дело. А баритона жалко. :( Единственный нормальный человек в этом дурдоме, и того до сердечного приступа довели...

По музыке сей опус весьма напоминает позднего Пуччини: местами прямо эхо "Турандот" слышно, хотя здесь действие происходит не в Китае, а в Византии. Но какие-то зело восточные музыкальные ходы и тут встречаются, а также грегорианские хоралы. Пожалуй, использованием хоралов эта опера больше всего и запоминается, и самые эффектные сцены как раз те, где этих хоралов много - финалы 1 и 3 действий. А так, конечно, Респиги в плане мелодизма далеко до лукканского маэстро. Монологи персонажей (даже ариями их назвать трудно) занудные, оркестр тоже не блещет мелодиями. Самый красивый кусочек, кроме финалов, наверное, ариозо сопрано Dolce la morte и последующий дуэт с тенором.
arashi_opera: (wink-wink)
Единственный из русских композиторов, чья музыка близка моей про-итальянской душе - Михаил Иванович Глинка. Нравится мне его музыка, как нетрудно догадаться, потому, что недалеко ушла от итальянской оперы первой половины XIX века. :) Взять, например, замечательную арию Вани из "Жизни за царя", поёт Елена Заремба:

Ария построена по классическому итальянскому канону tempo d'attacco - cantabile - tempo di mezzo - cabaletta (с повтором на другой текст и хором на подпевках). И даже какие-то фиоритуры-колоратуры имеются. Если что не так - пусть буквоеды поправят, но, по-моему, это вполне типичная итальянская solita forma.

А рондо Фарлафа из "Руслана и Людмилы"? Чистый Россини, жуть! :) Словом, нравится мне Глинка. :))
arashi_opera: (wink-wink)
Единственный из русских композиторов, чья музыка близка моей про-итальянской душе - Михаил Иванович Глинка. Нравится мне его музыка, как нетрудно догадаться, потому, что недалеко ушла от итальянской оперы первой половины XIX века. :) Взять, например, замечательную арию Вани из "Жизни за царя", поёт Елена Заремба:

Ария построена по классическому итальянскому канону tempo d'attacco - cantabile - tempo di mezzo - cabaletta (с повтором на другой текст и хором на подпевках). И даже какие-то фиоритуры-колоратуры имеются. Если что не так - пусть буквоеды поправят, но, по-моему, это вполне типичная итальянская solita forma.

А рондо Фарлафа из "Руслана и Людмилы"? Чистый Россини, жуть! :) Словом, нравится мне Глинка. :))
arashi_opera: (девОчество)
Джорджо Тоцци в роли Ганса Закса - вылитый Данила-мастер из сказок Бажова, ей-Богу:



Как всё-таки мужчин порой красит борода. То есть, он и без бороды ничего себе, но с бородой мне больше нравится. Плюс низкий бархатный голос, Красивые Карие Глаза™ и солнечная улыбка - чего ещё желать девОчке!

Кино красивое, скрупулёзно и толково поставленное. Декорации экономичные, но вполне убедительные, только вторая картина третьего акта, происходящая на свежем воздухе, сделана несколько абстрактно. Единственный недостаток фильма - купюры везде, где это можно сделать (например, отрезали один куплет песни Закса Als Eva aus dem Paradies и выкинули танцы-шманцы из 2 картины 3 акта). Но понять создателей можно: опера - 4 с половиной часа, кто такое выдержит? В театре люди хоть знают, на что идут, а это ведь кино... В общем, всего в четыре часа уложились (гхы-хы-хы %)). Липсинк идеален - как будто на самом деле поют. Смотреть на певцов приятно тоже - на всех, кроме тенора, который мало того, что немолод и толст, так ещё и играет, как бревно. Да и поёт не так чтобы очень, Колло и Хеппнер лучше. В общем, при сравнении весёлого красивого Тоцци с противным жирным тенором вопрос "где были глаза Евы" обретает особую актуальность. К тому же бас и тенор здесь примерно ровесники, так что аргумент возраста тоже не канает.

читать дальше? )
arashi_opera: (девОчество)
Джорджо Тоцци в роли Ганса Закса - вылитый Данила-мастер из сказок Бажова, ей-Богу:



Как всё-таки мужчин порой красит борода. То есть, он и без бороды ничего себе, но с бородой мне больше нравится. Плюс низкий бархатный голос, Красивые Карие Глаза™ и солнечная улыбка - чего ещё желать девОчке!

Кино красивое, скрупулёзно и толково поставленное. Декорации экономичные, но вполне убедительные, только вторая картина третьего акта, происходящая на свежем воздухе, сделана несколько абстрактно. Единственный недостаток фильма - купюры везде, где это можно сделать (например, отрезали один куплет песни Закса Als Eva aus dem Paradies и выкинули танцы-шманцы из 2 картины 3 акта). Но понять создателей можно: опера - 4 с половиной часа, кто такое выдержит? В театре люди хоть знают, на что идут, а это ведь кино... В общем, всего в четыре часа уложились (гхы-хы-хы %)). Липсинк идеален - как будто на самом деле поют. Смотреть на певцов приятно тоже - на всех, кроме тенора, который мало того, что немолод и толст, так ещё и играет, как бревно. Да и поёт не так чтобы очень, Колло и Хеппнер лучше. В общем, при сравнении весёлого красивого Тоцци с противным жирным тенором вопрос "где были глаза Евы" обретает особую актуальность. К тому же бас и тенор здесь примерно ровесники, так что аргумент возраста тоже не канает.

читать дальше? )
arashi_opera: (девОчество)
Официально заявляю, что сэр Дональд МакИнтайр в роли Ганса Закса из "Нюрнбергских мейстерзингеров" - это love, love, love! :inlove: Далее следует привычный рефрен: "Сопрана - дуууураааа!". Нет, ну действительно. Даже если там более приличный тенор, чем Пол Фрей, даже если там Рене Колло - всё равно МакИнтайр даст фору в сто очков любому молодому придурку, несмотря на свои 50+ лет на тот момент. Он тоже из тех мужчин, кого возраст только красит, да. Я уж не говорю о том, как божественно он поёт и как потрясающе играет Закса. Явно очень любит эту роль и живёт ею. Ну, Закса трудно не любить, таким уж он написан, но вот сделать так, чтобы ВСЕ его полюбили, посмотрев на тебя на сцене - это талант нужен. Но когда Закса играет МакИнтайр, славословный хор "Закс, Закс, славный наш Закс" звучит совершенно естественно и понятно. Этому - десять таких хоров мало будет! Невозможно не влюбиться. Где были глаза у сопраны - это, конечно, извечный вопрос любой оперы с любовным треугольником "сопрано-баритон-тенор", но в данном случае он возникает особенно остро, учитывая, что с тенором Ева познакомилась вчера, а Закса знала все свои 20 или сколько там лет и за всё это время не видела от него ничего, кроме хорошего. Ладно, понять её, в общем, действительно можно, но за Закса так обидно, так обидно! Он такой хороший, а она...





слушать прекрасное? )

А "Мастера", конечно, прекрасная опера. Десять причин любить оперу "Нюрнбергские мейстерзингеры":

1. Там никто не умер.
2. Там нет кровавых разборок, страшной мести, чахотки, африканской ревности, потерянных родственников и тому подобного.
3. Там нет ни одного психически неуравновешенного или неадекватного персонажа. Да, вы не ослышались: нет. Ни одного.
4. Зато там много смешного и доброго.
5. И мелодичная и красивая музыка.
6. И она даже запоминается с первого раза.
7. А главная роль - для бас-баритона, что редкость. Но и тенор с сопрано не обижены.
8. Это Вагнер, так что, послушав "Мастеров", вы сможете кидать понты поражать собеседников своим уровнем культуры.
Пункты 9 и 10 я ещё не придумала, но наверняка они есть. :)

У этой оперы только один недостаток, препятствующий её распространению в широкие массы: это ОЧЕНЬ длинное произведение. Чистой музыки там больше 4 часов. На одних "Мастеров" лично у меня уходит полдня, и это если ничего больше не делать.
arashi_opera: (девОчество)
Официально заявляю, что сэр Дональд МакИнтайр в роли Ганса Закса из "Нюрнбергских мейстерзингеров" - это love, love, love! :inlove: Далее следует привычный рефрен: "Сопрана - дуууураааа!". Нет, ну действительно. Даже если там более приличный тенор, чем Пол Фрей, даже если там Рене Колло - всё равно МакИнтайр даст фору в сто очков любому молодому придурку, несмотря на свои 50+ лет на тот момент. Он тоже из тех мужчин, кого возраст только красит, да. Я уж не говорю о том, как божественно он поёт и как потрясающе играет Закса. Явно очень любит эту роль и живёт ею. Ну, Закса трудно не любить, таким уж он написан, но вот сделать так, чтобы ВСЕ его полюбили, посмотрев на тебя на сцене - это талант нужен. Но когда Закса играет МакИнтайр, славословный хор "Закс, Закс, славный наш Закс" звучит совершенно естественно и понятно. Этому - десять таких хоров мало будет! Невозможно не влюбиться. Где были глаза у сопраны - это, конечно, извечный вопрос любой оперы с любовным треугольником "сопрано-баритон-тенор", но в данном случае он возникает особенно остро, учитывая, что с тенором Ева познакомилась вчера, а Закса знала все свои 20 или сколько там лет и за всё это время не видела от него ничего, кроме хорошего. Ладно, понять её, в общем, действительно можно, но за Закса так обидно, так обидно! Он такой хороший, а она...





слушать прекрасное? )

А "Мастера", конечно, прекрасная опера. Десять причин любить оперу "Нюрнбергские мейстерзингеры":

1. Там никто не умер.
2. Там нет кровавых разборок, страшной мести, чахотки, африканской ревности, потерянных родственников и тому подобного.
3. Там нет ни одного психически неуравновешенного или неадекватного персонажа. Да, вы не ослышались: нет. Ни одного.
4. Зато там много смешного и доброго.
5. И мелодичная и красивая музыка.
6. И она даже запоминается с первого раза.
7. А главная роль - для бас-баритона, что редкость. Но и тенор с сопрано не обижены.
8. Это Вагнер, так что, послушав "Мастеров", вы сможете кидать понты поражать собеседников своим уровнем культуры.
Пункты 9 и 10 я ещё не придумала, но наверняка они есть. :)

У этой оперы только один недостаток, препятствующий её распространению в широкие массы: это ОЧЕНЬ длинное произведение. Чистой музыки там больше 4 часов. На одних "Мастеров" лично у меня уходит полдня, и это если ничего больше не делать.
arashi_opera: (Default)


Пытаюсь мучить слушать итальянскую "Кармен" с Корелли, Бастиком, Сими и Скотто, Молинари-Праделли машет. Пиратка из Арена ди Верона, 2 августа 1961 - можете себе представить, какое там качество записи. Если бы не звуковая карта (за которую безмерная благодарность [livejournal.com profile] paracloud), в которой имеется клёвая функция "Долби наушники", создающая эффект живого присутствия, очень полезный в таких записях, было бы совсем невыносимо. Как же они там оглушительно топают каблуками, когда танцуют. Прямо в ухо. Массовый ор и аплодисменты ещё оглушительней. Но в целом я ожидала, что будет хуже. А тут даже слова разобрать можно.

Музыка местами какая-то совершенно левая, уж не знаю, чего они туда навставляли.

Басти-Эскамильо ы-ы-ы! :) Корелли дерёт глотку в своём фирменном показушном стиле, но голос, конечно, офигенный. Сими, на мой вкус, поёт грубовато и кондово, но это я привыкла к французским Кармен. Лучше всего последний акт получился. В финальном дуэте Корелли истерит, рыдает и орёт просто как ненормальный, похлеще всякого дель Монако. Рубаху на себе в клочья порвал и пол-Арены изгрыз, не иначе. %)

Чёрт возьми, я никогда не привыкну к мысли о том, что это вот, то, что я сейчас слушаю - имело место почти пятьдесят лет назад. Полвека! Но Симьонато умерла совсем недавно, а Рената Скотто, слава Богу, жива до сих пор, и некоторые другие, кто пел тогда, тоже. Человеческая жизнь не такая уж короткая, оказывается. В неё помещается целая эпоха.
arashi_opera: (Default)
Приводила в порядок папку "Samuel Ramey" на компе, сортируя огромное количество фоток. На некоторые посмотришь - вот такие глаза 0_0 cделаешь: "Это что, тоже он?!" Например, вот этот Фигаро из Сан-Франциско Опера, 1986 год:

фотко )

Но мой личный фаворит из сан-францисских ролей - Мефистофель Бойто:
(кликабельно)




Такая сволочь, такая шикарная зараза! =^__^= А как он в финале глушит виски в одиночку, задолбанный Фаустом по самое не могу... %) Вообще обожаю эту яркую и красочную постановку Карсена (халат Мефистофеля с бахромой и кистями, как на театральном занавесе, домашние туфли с вышитой буквой "М" и множество других мелких деталей очень радуют). И сделана она была, сдаётся мне, специально под Рэми, потому что мало какой другой бас способен не только превосходно петь эту тяжёлую роль, но и быть обалденно пластичным и сносить своей харизмой в нокаут три первых ряда партера, не знаю, как это у него получается. Встроенный артефакт какой-то, "Харизма +20", включающийся при вступлении на сцену. Ну и костюм, конечно... Видела я другого баса в этом "маленьком красном фраке" - ужас-ужас! А на Рэми он сидит, как будто тот в нём родился.

На Ютубе выложили отрывки из другой постановки "Мефистофеля", тоже с Рэми, в Буэнос-Айресе:
видео )

По-моему, бессовестная калька с карсенского спектакля, только фрак обычный.
arashi_opera: (Default)
Приводила в порядок папку "Samuel Ramey" на компе, сортируя огромное количество фоток. На некоторые посмотришь - вот такие глаза 0_0 cделаешь: "Это что, тоже он?!" Например, вот этот Фигаро из Сан-Франциско Опера, 1986 год:

фотко )

Но мой личный фаворит из сан-францисских ролей - Мефистофель Бойто:
(кликабельно)




Такая сволочь, такая шикарная зараза! =^__^= А как он в финале глушит виски в одиночку, задолбанный Фаустом по самое не могу... %) Вообще обожаю эту яркую и красочную постановку Карсена (халат Мефистофеля с бахромой и кистями, как на театральном занавесе, домашние туфли с вышитой буквой "М" и множество других мелких деталей очень радуют). И сделана она была, сдаётся мне, специально под Рэми, потому что мало какой другой бас способен не только превосходно петь эту тяжёлую роль, но и быть обалденно пластичным и сносить своей харизмой в нокаут три первых ряда партера, не знаю, как это у него получается. Встроенный артефакт какой-то, "Харизма +20", включающийся при вступлении на сцену. Ну и костюм, конечно... Видела я другого баса в этом "маленьком красном фраке" - ужас-ужас! А на Рэми он сидит, как будто тот в нём родился.

На Ютубе выложили отрывки из другой постановки "Мефистофеля", тоже с Рэми, в Буэнос-Айресе:
видео )

По-моему, бессовестная калька с карсенского спектакля, только фрак обычный.

"Таис"

Jul. 4th, 2010 06:00 pm
arashi_opera: (Default)
"Таис" Массне значительно отличается от прочих его опер (в лучшую сторону, ИМХО), благодаря умелому использованию экзотических мотивов в музыке, великолепной партии для сопрано и драматическому либретто о том, как монах Атанаэль поклялся обратить александрийскую куртизанку Таис к Богу, и чем всё это кончилось (ничем особенно хорошим, естественно). Недавно на DVD вышла красивая постановка Мет 2008 года с Томасом Хэмпсоном и Рене Флеминг в главных ролях. Костюмы Кристиана Лакруа там, конечно, хороши, ничего не скажешь:







Но, кроме визуальных красивостей, спектакль ничем не примечателен. Постановка Пьера-Луиджи Пицци в театре "Ла Фениче" в Венеции куда глубже и интереснее. Но в Мет лучше поют, за исключением Хэмпсона. А в Венеции зато интереснее и тоньше интерпретация дирижёра. Вот и поди выбери из двух имеющихся в природе DVD... Есть, в принципе, и третий, из Королевского театра в Турине, но там такая бессмысленная хореографически-эстетическая заумь в качестве постановки, что ни одному нормальному человеку это интересно не будет, разве что профессиональному дизайнеру. Для первого знакомства с оперой лучше всего, наверное, подойдёт постановка Мет: она красивая, яркая, безыскусная, и поют вполне неплохо. Но показывать закулисную ПЕРЕМЕНУ ДЕКОРАЦИЙ во время потрясающе красивой, тонкой и имеющей ключевую роль в опере интерлюдии "Медитация Таис" - это верх маразма. Режиссёр видео - просто бесчувственный болван. В том числе поэтому для постоянного пересматривания я выбираю Ла Фениче, хотя поют там хуже.

"Таис"

Jul. 4th, 2010 06:00 pm
arashi_opera: (Default)
"Таис" Массне значительно отличается от прочих его опер (в лучшую сторону, ИМХО), благодаря умелому использованию экзотических мотивов в музыке, великолепной партии для сопрано и драматическому либретто о том, как монах Атанаэль поклялся обратить александрийскую куртизанку Таис к Богу, и чем всё это кончилось (ничем особенно хорошим, естественно). Недавно на DVD вышла красивая постановка Мет 2008 года с Томасом Хэмпсоном и Рене Флеминг в главных ролях. Костюмы Кристиана Лакруа там, конечно, хороши, ничего не скажешь:







Но, кроме визуальных красивостей, спектакль ничем не примечателен. Постановка Пьера-Луиджи Пицци в театре "Ла Фениче" в Венеции куда глубже и интереснее. Но в Мет лучше поют, за исключением Хэмпсона. А в Венеции зато интереснее и тоньше интерпретация дирижёра. Вот и поди выбери из двух имеющихся в природе DVD... Есть, в принципе, и третий, из Королевского театра в Турине, но там такая бессмысленная хореографически-эстетическая заумь в качестве постановки, что ни одному нормальному человеку это интересно не будет, разве что профессиональному дизайнеру. Для первого знакомства с оперой лучше всего, наверное, подойдёт постановка Мет: она красивая, яркая, безыскусная, и поют вполне неплохо. Но показывать закулисную ПЕРЕМЕНУ ДЕКОРАЦИЙ во время потрясающе красивой, тонкой и имеющей ключевую роль в опере интерлюдии "Медитация Таис" - это верх маразма. Режиссёр видео - просто бесчувственный болван. В том числе поэтому для постоянного пересматривания я выбираю Ла Фениче, хотя поют там хуже.
arashi_opera: (pensive_art)
Сегодня я, пожалуй, скушаю ваш мозг расскажу об опере английского композитора Бенджамина Бриттена "Билли Бадд" (1951). Благо в России она известна мало. Поклонникам "Тоски" и "Лоренцаччо" рекомендуется особо. ;)

Либретто оперы написано по повести Г. Мелвилла (автора "Моби Дика") "Билли Бадд, фор-марсовый матрос" и описывает события, произошедшие на английском линейном корабле "Неустрашимый" в 1797 году. В повести две основные сюжетные линии: сложные взаимоотношения между матросом Билли Баддом и каптенармусом Клэггартом - это раз, и борьба долга с совестью - два. Каптенармус (эквивалент начальника полиции на корабле) Джон Клэггарт питает к фор-марсовому Билли Бадду, любимцу команды, весьма противоречивые чувства, в конце концов решает его погубить и обвиняет матроса в подстрекательстве к мятежу. Но выходит так, что Билли Бадд случайно убивает Клэггарта и по законам военного времени должен быть за это повешен, что и исполняется. Но центральная фигура повести, на чью долю выпадает больше всего моральных терзаний - это капитан "Неустрашимого", который должен вынести Билли смертный приговор, зная, что матрос, по сути, невиновен, так как его оклеветали и спровоцировали. "В общем, все умерли".

Прелестный сюжет для оперы, не правда ли? %) Бриттен тоже так считал. Особенно, я подозреваю, его радовал кактус острый эмоциональный конфликт, раздирающий душу Клэггарта, который (Клэггарт) лично для меня является самым интересным персонажем как в повести, так и в опере.

Джон Клэггарт, каптенармус, описан в повести как вполне классический Неоднозначный Романтический Герой: его прошлое никому не известно, он держится особняком от всех прочих членов команды, и никто не питает к нему симпатии, у него сложный противоречивый характер, и ему присуща, по выражению автора, некая "природная развращённость" и склонность ко злу, которую, однако, он превосходно умеет скрывать. Также он имеет интересную бледность лица, отличающую его от загорелых матросов, иссиня-чёрные волосы и фиалковые глаза "самого нежного оттенка". Полный набор, не правда ли? К этому стоит добавить, что Клэггарт умён, образован и явно получил хорошее воспитание. Что он при таких качествах забыл на корабле, да ещё начав службу с самых низов - Бог ведает.

Всё начинается в тот день, когда на английский 74-пушечный линейный корабль "Неустрашимый" прибывает пополнение в виде трёх новых рекрутов. Среди них оказывается Билли Бадд, лучший матрос торгового судна, назначенный на "Неустрашимом" фор-марсовым (фор-марс - площадка на фок-мачте). Билли - милый неискушённый юноша 21 года от роду, вся жизнь которого прошла на кораблях, и, кроме них, он ничего не видел и не знает. Помимо детского простодушия и наивности, порой граничащей с умственной отсталостью, молодой матрос отличается весёлым нравом, дружелюбием и удивительно красивой внешностью: отменное сложение, золотые волосы, синие глаза, розы на щеках - этакая помесь Аполлона Бельведерского с херувимом. Почти совершенство, если бы не один маленький недостаток: в моменты нервного напряжения Билли начинает заикаться и не может вымолвить ни слова. В первый же день своего присутствия на корабле Билли получает прозвища "Красавчик" и "Детка" - за своё наивное простодушие. Билли прост и невинен настолько, что там, где более умный и опытный человек давно бы заподозрил неладное, он всё принимает за чистую монету и отказывается принимать во внимание даже явные предостережения. А к предостережениям стоило бы прислушаться, потому что каптенармус Клэггарт, человек, призванный следить за порядком на судне, проявляет к Билли непонятное, но подозрительное внимание.

Внимание это непонятно даже самому Клэггарту - почему он не может выкинуть из головы этого матроса? Впрочем, мотивы Клэггарта, на мой взгляд, вполне красноречиво объясняются следующим отрывком:

ещё очень много букв )

Опера по большей части речитативна, а либретто почти не имеет рифм, кроме песенки моряков. Мелодии, впрочем, есть, и музыка глубоко эмоциональна. Один фрагмент до боли напоминает мне завершение второго акта "Тоски", эти медленные, затихающие аккорды, под которые Тоска расставляет свечи и кладёт распятие на грудь Скарпиа, а потом выходит со сцены. Здесь очень похожим образом завершается сцена вынесения приговора Билли Бадду, перед тем, как капитан идёт объявить о нём самому осуждённому. Но в целом это сложная для восприятия музыка. После неё очень хорошо идёт какой-нибудь Верди. Сразу такое мелодическое пиршество слышишь. %)

А через три года после описанных в "Билли Бадде" событий наступят события "Тоски"...
arashi_opera: (pensive_art)
Сегодня я, пожалуй, скушаю ваш мозг расскажу об опере английского композитора Бенджамина Бриттена "Билли Бадд" (1951). Благо в России она известна мало. Поклонникам "Тоски" и "Лоренцаччо" рекомендуется особо. ;)

Либретто оперы написано по повести Г. Мелвилла (автора "Моби Дика") "Билли Бадд, фор-марсовый матрос" и описывает события, произошедшие на английском линейном корабле "Неустрашимый" в 1797 году. В повести две основные сюжетные линии: сложные взаимоотношения между матросом Билли Баддом и каптенармусом Клэггартом - это раз, и борьба долга с совестью - два. Каптенармус (эквивалент начальника полиции на корабле) Джон Клэггарт питает к фор-марсовому Билли Бадду, любимцу команды, весьма противоречивые чувства, в конце концов решает его погубить и обвиняет матроса в подстрекательстве к мятежу. Но выходит так, что Билли Бадд случайно убивает Клэггарта и по законам военного времени должен быть за это повешен, что и исполняется. Но центральная фигура повести, на чью долю выпадает больше всего моральных терзаний - это капитан "Неустрашимого", который должен вынести Билли смертный приговор, зная, что матрос, по сути, невиновен, так как его оклеветали и спровоцировали. "В общем, все умерли".

Прелестный сюжет для оперы, не правда ли? %) Бриттен тоже так считал. Особенно, я подозреваю, его радовал кактус острый эмоциональный конфликт, раздирающий душу Клэггарта, который (Клэггарт) лично для меня является самым интересным персонажем как в повести, так и в опере.

Джон Клэггарт, каптенармус, описан в повести как вполне классический Неоднозначный Романтический Герой: его прошлое никому не известно, он держится особняком от всех прочих членов команды, и никто не питает к нему симпатии, у него сложный противоречивый характер, и ему присуща, по выражению автора, некая "природная развращённость" и склонность ко злу, которую, однако, он превосходно умеет скрывать. Также он имеет интересную бледность лица, отличающую его от загорелых матросов, иссиня-чёрные волосы и фиалковые глаза "самого нежного оттенка". Полный набор, не правда ли? К этому стоит добавить, что Клэггарт умён, образован и явно получил хорошее воспитание. Что он при таких качествах забыл на корабле, да ещё начав службу с самых низов - Бог ведает.

Всё начинается в тот день, когда на английский 74-пушечный линейный корабль "Неустрашимый" прибывает пополнение в виде трёх новых рекрутов. Среди них оказывается Билли Бадд, лучший матрос торгового судна, назначенный на "Неустрашимом" фор-марсовым (фор-марс - площадка на фок-мачте). Билли - милый неискушённый юноша 21 года от роду, вся жизнь которого прошла на кораблях, и, кроме них, он ничего не видел и не знает. Помимо детского простодушия и наивности, порой граничащей с умственной отсталостью, молодой матрос отличается весёлым нравом, дружелюбием и удивительно красивой внешностью: отменное сложение, золотые волосы, синие глаза, розы на щеках - этакая помесь Аполлона Бельведерского с херувимом. Почти совершенство, если бы не один маленький недостаток: в моменты нервного напряжения Билли начинает заикаться и не может вымолвить ни слова. В первый же день своего присутствия на корабле Билли получает прозвища "Красавчик" и "Детка" - за своё наивное простодушие. Билли прост и невинен настолько, что там, где более умный и опытный человек давно бы заподозрил неладное, он всё принимает за чистую монету и отказывается принимать во внимание даже явные предостережения. А к предостережениям стоило бы прислушаться, потому что каптенармус Клэггарт, человек, призванный следить за порядком на судне, проявляет к Билли непонятное, но подозрительное внимание.

Внимание это непонятно даже самому Клэггарту - почему он не может выкинуть из головы этого матроса? Впрочем, мотивы Клэггарта, на мой взгляд, вполне красноречиво объясняются следующим отрывком:

ещё очень много букв )

Опера по большей части речитативна, а либретто почти не имеет рифм, кроме песенки моряков. Мелодии, впрочем, есть, и музыка глубоко эмоциональна. Один фрагмент до боли напоминает мне завершение второго акта "Тоски", эти медленные, затихающие аккорды, под которые Тоска расставляет свечи и кладёт распятие на грудь Скарпиа, а потом выходит со сцены. Здесь очень похожим образом завершается сцена вынесения приговора Билли Бадду, перед тем, как капитан идёт объявить о нём самому осуждённому. Но в целом это сложная для восприятия музыка. После неё очень хорошо идёт какой-нибудь Верди. Сразу такое мелодическое пиршество слышишь. %)

А через три года после описанных в "Билли Бадде" событий наступят события "Тоски"...

Profile

arashi_opera: (Default)
arashi_opera

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
1415 1617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios