arashi_opera: (Default)
Посмотрела свеженькую "Турандот" с оперного фестиваля в Оранже, в амфитеатре на открытом воздухе. Состав:

Турандот - Лизе Линдстрём
Калаф - Роберто Аланья
Лю - Мария-Луиджа Борси
Тимур - Марко Спотти

Дирижёр Мишель Пляссон

bscap004

Сначала два слова о постановке. Костюмы традиционные, в основном уныло-тёмные, за исключением Лю, Тимура и Калафа, одетых, разумеется, в светлое. В финале, после поцелуя, Калаф наступает Турандот на край её чёрного балахона, балахон слетает, и Турандот тоже оказывается облачённой в кипенно-белое платье. Эффектно, но банально.

Режиссура по большей части заключается в манипулировании людскими массами так, словно они реквизит (начало третьего акта испорчено беспорядочными метаниями), и в видеопроекциях на всю сцену (например, бамбуковый лес и озеро во время мечтаний министров; очень "изобретательно"). Тем не менее, спектакль не скучный, хотя больше благодаря певцам-актёрам.

Read more... )

Мой вердикт:

arashi_opera: (Default)
Посмотрела свеженькую "Турандот" с оперного фестиваля в Оранже, в амфитеатре на открытом воздухе. Состав:

Турандот - Лизе Линдстрём
Калаф - Роберто Аланья
Лю - Мария-Луиджа Борси
Тимур - Марко Спотти

Дирижёр Мишель Пляссон

bscap004

Сначала два слова о постановке. Костюмы традиционные, в основном уныло-тёмные, за исключением Лю, Тимура и Калафа, одетых, разумеется, в светлое. В финале, после поцелуя, Калаф наступает Турандот на край её чёрного балахона, балахон слетает, и Турандот тоже оказывается облачённой в кипенно-белое платье. Эффектно, но банально.

Режиссура по большей части заключается в манипулировании людскими массами так, словно они реквизит (начало третьего акта испорчено беспорядочными метаниями), и в видеопроекциях на всю сцену (например, бамбуковый лес и озеро во время мечтаний министров; очень "изобретательно"). Тем не менее, спектакль не скучный, хотя больше благодаря певцам-актёрам.

Read more... )

Мой вердикт:

arashi_opera: (Default)
В книжный магазин "Молодая гвардия", что на Полянке, внезапно привезли кучу недорогих оперных DVD, и там я купила русское издание Arthaus Musik, лицензированное "Союзом" - "Турандот" из Сан-Франциско, 1994 год, художник-постановщик Дэвид Хокни (во как!). Даже с русскими субтитрами. И всего за 300 р. с копейками. Ещё там было много советских фильмов-опер, несколько старых спектаклей Большого и даже "Аида" Дмитрия Бертмана из "Геликон-оперы". Из ценного и редкого - "Млада" Римского-Корсакова и покоцанная "Кармен" с Архиповой и Стеблянко.

На этом лирическое отступление заканчиваю и перехожу собственно к спектаклю.

TURANDOT
San Francisco Opera
Conductor Donald Runnicles

Turandot - Éva Marton
Calaf - Michael Sylvester
Liù - Lucia Mazzaria
Timur - Kevin Langan

С первых минут спектакль мне не очень глянулся - всё-таки эстетика у Хокни своеобразная, не всем нравится. В его исполнении императорский Пекин выглядит нарочито мультяшным: яркие, неестественные цвета, крупные детали, ненатуральные формы, гротескные костюмы, фонарики в виде забавных черепушек. И даже отрубленная голова Персидского принца сделана из мультяшно раскрашенного папье-маше, которому даже не пытались придать натуральный вид.



Только четыре персонажа в этом гротескно-пёстром мире резко выделяются своей реалистичностью: Калаф, Лю, Тимур и, как ни странно, Турандот. Их костюмы - мягких естественных цветов, с мелкими деталями росписи и отделки, вполне натурально выглядящие. (Неясно, правда, что делает на китайской куртке Лю греческий меандр, ну да ладно.)

Смотрела я на это в первом акте, который к тому же был довольно бестолково поставлен, и что-то мне не очень нравилось. Но второй оказался лучше, там было несколько интересных деталей. Например, император Альтоум - не безвольная неподвижная кукла, как обычно бывает, а вполне себе активный участник событий. Именно он отдаёт приказ о начале испытаний, и Турандот ждёт, когда он подаст знак, чтобы начать загадывать свои загадки. Также после второй загадки Лю выходит вперёд, чтобы подать свою реплику "E' per l'amore!", и это очень хорошо заметно. Не просто говорит откуда-то с края сцены. И, наконец, Турандот Эвы Мартон - это не злобная гарпия, какими они обычно бывают, а вполне человечный и изящно-сдержанный образ. И тут оооочень заметно, что она не осталась равнодушной к Калафу, и не ненависть движет ею, когда он хочет его погубить, а панический страх перед неизведанным.

Третий акт тоже классический, ничего необычного, но сделано хорошо. Эва Мартон поёт здесь арию "Del primo pianto" и в конце её плачет настоящими слезами. Это, правда, не прибавляет ей красоты, ибо она уже сильно в годах и собою не так чтобы прекрасна, но вживание в образ впечатляет.

С визуальным компонентом в плане персонажей тут вообще не очень. Калаф - двоюродный брат Паваротти, такой же толстый, бородатый, всё время лыбится и полное бревно в плане актёрской игры, Люшечка - редкий случай - тоже размера этак 54-го, но хоть играет-поёт хорошо. Впрочем, поют все вполне адекватно, даже Калаф. Феерическая редкость, я слышу нормально поющего Калафа: не орущего, не визжащего, не лопающегося от натуги и попадающего во все ноты.

Кто мне не понравился, так это дирижёр. Терпеть не могу манеру дирижировать "на самолёт опаздываю". Даже после погребальной процессии Лю никакой паузы не подержал, погнал в темпе дальше.

Ещё картиночки )

видео )
arashi_opera: (Default)
В книжный магазин "Молодая гвардия", что на Полянке, внезапно привезли кучу недорогих оперных DVD, и там я купила русское издание Arthaus Musik, лицензированное "Союзом" - "Турандот" из Сан-Франциско, 1994 год, художник-постановщик Дэвид Хокни (во как!). Даже с русскими субтитрами. И всего за 300 р. с копейками. Ещё там было много советских фильмов-опер, несколько старых спектаклей Большого и даже "Аида" Дмитрия Бертмана из "Геликон-оперы". Из ценного и редкого - "Млада" Римского-Корсакова и покоцанная "Кармен" с Архиповой и Стеблянко.

На этом лирическое отступление заканчиваю и перехожу собственно к спектаклю.

TURANDOT
San Francisco Opera
Conductor Donald Runnicles

Turandot - Éva Marton
Calaf - Michael Sylvester
Liù - Lucia Mazzaria
Timur - Kevin Langan

С первых минут спектакль мне не очень глянулся - всё-таки эстетика у Хокни своеобразная, не всем нравится. В его исполнении императорский Пекин выглядит нарочито мультяшным: яркие, неестественные цвета, крупные детали, ненатуральные формы, гротескные костюмы, фонарики в виде забавных черепушек. И даже отрубленная голова Персидского принца сделана из мультяшно раскрашенного папье-маше, которому даже не пытались придать натуральный вид.



Только четыре персонажа в этом гротескно-пёстром мире резко выделяются своей реалистичностью: Калаф, Лю, Тимур и, как ни странно, Турандот. Их костюмы - мягких естественных цветов, с мелкими деталями росписи и отделки, вполне натурально выглядящие. (Неясно, правда, что делает на китайской куртке Лю греческий меандр, ну да ладно.)

Смотрела я на это в первом акте, который к тому же был довольно бестолково поставлен, и что-то мне не очень нравилось. Но второй оказался лучше, там было несколько интересных деталей. Например, император Альтоум - не безвольная неподвижная кукла, как обычно бывает, а вполне себе активный участник событий. Именно он отдаёт приказ о начале испытаний, и Турандот ждёт, когда он подаст знак, чтобы начать загадывать свои загадки. Также после второй загадки Лю выходит вперёд, чтобы подать свою реплику "E' per l'amore!", и это очень хорошо заметно. Не просто говорит откуда-то с края сцены. И, наконец, Турандот Эвы Мартон - это не злобная гарпия, какими они обычно бывают, а вполне человечный и изящно-сдержанный образ. И тут оооочень заметно, что она не осталась равнодушной к Калафу, и не ненависть движет ею, когда он хочет его погубить, а панический страх перед неизведанным.

Третий акт тоже классический, ничего необычного, но сделано хорошо. Эва Мартон поёт здесь арию "Del primo pianto" и в конце её плачет настоящими слезами. Это, правда, не прибавляет ей красоты, ибо она уже сильно в годах и собою не так чтобы прекрасна, но вживание в образ впечатляет.

С визуальным компонентом в плане персонажей тут вообще не очень. Калаф - двоюродный брат Паваротти, такой же толстый, бородатый, всё время лыбится и полное бревно в плане актёрской игры, Люшечка - редкий случай - тоже размера этак 54-го, но хоть играет-поёт хорошо. Впрочем, поют все вполне адекватно, даже Калаф. Феерическая редкость, я слышу нормально поющего Калафа: не орущего, не визжащего, не лопающегося от натуги и попадающего во все ноты.

Кто мне не понравился, так это дирижёр. Терпеть не могу манеру дирижировать "на самолёт опаздываю". Даже после погребальной процессии Лю никакой паузы не подержал, погнал в темпе дальше.

Ещё картиночки )

видео )
arashi_opera: (tosca)
Наконец-то мы дорвались до новой постановки "Тоски" в КГ, да ещё с премьерным составом, тем же, что в 2006 году: Георгиу, Кауфманн, Тервель. Би-би-сишная трансляция была в таком высоком разрешении - 1920x1080 - что не влезала даже в мой 21-дюймовый монитор. Зато позволила разглядеть мелкие детали постановки, а их там есть в количестве.

Главное достоинство этого спектакля, при всём уважении к солистам - режиссура и работа художника. Джонатан Кент и Пол Браун (кстати, обладатели "Золотой маски" за умопомрачительно красивую и эффектную мариинскую "Женщину без тени") создали совершенно классический, но при этом не скучный и умный спектакль. А также красивый, но без излишеств, которыми грешила предыдущая постановка Дзеффирелли. Ещё очень хороша работа художника по свету, особенно в третьем акте. Изумительное звёздное небо над замком св. Ангела, почти ощутимый предрассветный холод, а в самом конце - очень реалистичный солнечный свет, заливающий площадку замка и лежащее на ней тело Каварадосси. Тот же символический приём, что в фильме Жако, хотя Каварадосси здесь совсем непохож на кроткого аполитичного Аланью.

Каварадосси у Йонаса Кауфманна всегда получается таким, что палец в рот не клади. Очень самостоятельный и свободомыслящий мужчина, больше Каварадосси Сарду, чем Пуччини. У такого художника даже ария Recondita armonia оказывается не на своём месте. Этот Каварадосси не стал бы петь такую арию, он бы высказал свои мысли иначе. Но поскольку от музыкального текста никуда не деться, вот и получается ария чужеродной заплаткой, ни туда, ни сюда. Йонасов художник читает либеральные газеты, французские романы (Скарпиа находит книгу у него на помосте) и бросается помогать Анджелотти совершенно осознанно, а не под влиянием момента. И всё бы у него получилось, если бы не дура-Тоска... Но даже в финале, отлично зная, что с ним покончено, Каварадосси не теряет присутствия духа. Письмо Тоске он пишет деловито и быстро, успевает его закончить и даже перечитать до начала E lucevan le stelle. Первый раз вижу Каварадосси, который закончил своё письмо и честно собирался отдать, чтобы его доставили по назначению. А "помилование" (эффектно заляпанное кровью Скарпиа) он, разумеется, незаметно сминает и выбрасывает, потому что какой толк от этой бумажки...

Скарпиа-Тервель - ай, прелесть какая сволочь. После Vissi d'arte, когда мне резко захотелось придушить эту идиотку Тоску, он так язвительно ей похлопал и сказал "Risolvi" с таким утомлённым видом ("Ну решайся уже, достала нудеть, дура"), что я готова была его расцеловать. :) Право, жалко, что он так неосторожно оставил на столе нож, которым резал яблоко. А какие у него трогательные одеялко с подушечкой на диване, и груда книг на полу рядом... И смотреть на их взаимодействие с Каварадосси было интересно: "Я знаю, что ты знаешь. - А я знаю, что ты знаешь, что я знаю, но чем докажешь?" Этот художник Скарпиа не боялся, потому что знал, что на него ничего нет. И, повторюсь, всё было бы хорошо, если бы не Тоска...

Анжела Георгиу везде, где я её видела, играет самовлюблённую дуру с большей или меньшей степенью стервозности, а в "Тоске" особенно. "Я очень люблю играть Тоску, потому что я, в общем, играю себя", - простодушно признаётся певица. Ну что тут можно сказать... Печально. Обычно мне хочется убить её героинь уже где-то к середине спектакля. Этот тоже не стал исключением. Непонятно только, почему два таких умных самостоятельных мужика, как этот Каварадосси и этот Скарпиа, так скачут вокруг этой дуры и говорят ей то, что она хочет услышать. Потому что весь, абсолютно весь текст, произносимый ими в диалогах с Тоской, говорится исключительно в расчёте на неё. Скарпиа ей вообще целое шоу с африканской страстью устроил: я, дескать, так тобою бредил, прямо ночей не спал, ревность меня снедала, и т. д. и т. п. Нет, он, конечно, действительно её хочет - вон, даже ленточку из волос спёр, фетишист, - но такими театральными словесами он сотрясает воздух исключительно ради неё. Как и Йонас с "очами" и "дольчи мани". Видимо, она просто не понимает по-другому, значит, с ней надо общаться так. Ну, и дура непроходимая она, конечно. Мозга в принципе не завезли, в голове один резонатор. Такую обвести вокруг пальца, "играя на слабости Тоски к театральным эффектам" (с) Питер Конрад, - легче лёгкого. В общем, из-за этой идиотки погибли три человека, включая Анджелотти, которого здесь тоже жалко. Пела Анжела в целом терпимо, но за то, что она сотворила с фразой "Avanti a lui tremava tutta Roma", я бы на месте Тони Паппано как следует стукнула её клавиром по голове. В 2006 году она себе такого не позволяла.

Ещё в спектакле очень любопытный Сполетта, умный, сообразительный, самостоятельный и себе на уме. А уж как он расхохотался, когда Тоска вскочила на парапет и сиганула вниз - я и ему мысленно зааплодировала. "Ну, прыгай, давай! Муа-ха-ха-хаааа!" Никакого изумления, одно злорадство. Так ей и надо, угу.

Наконец удалось во всех деталях разглядеть любимое мною белое платье Тоски. Но оно меня несколько разочаровало. Нет, дизайн отличный и издали смотрится красиво (хотя остроносые туфли на каблуке с ампирным платьем не носят), но ткань... Неужели нельзя было для прозрачного слоя подобрать что-нибудь приличное, а не то, что выглядит, прости Господи, словно какая-то убогая марля? На крупных планах весь эффект портит. И длинный шлейф явно мешает певице передвигаться по сцене, особенно во 2-м акте. Конечно, она это платье ещё и носить не умеет, но двухметровый шлейф стал бы помехой кому угодно.

Несколько скриншотов (осторожно, они здоровенные):





Звёзды:

Солнце:
arashi_opera: (tosca)
Наконец-то мы дорвались до новой постановки "Тоски" в КГ, да ещё с премьерным составом, тем же, что в 2006 году: Георгиу, Кауфманн, Тервель. Би-би-сишная трансляция была в таком высоком разрешении - 1920x1080 - что не влезала даже в мой 21-дюймовый монитор. Зато позволила разглядеть мелкие детали постановки, а их там есть в количестве.

Главное достоинство этого спектакля, при всём уважении к солистам - режиссура и работа художника. Джонатан Кент и Пол Браун (кстати, обладатели "Золотой маски" за умопомрачительно красивую и эффектную мариинскую "Женщину без тени") создали совершенно классический, но при этом не скучный и умный спектакль. А также красивый, но без излишеств, которыми грешила предыдущая постановка Дзеффирелли. Ещё очень хороша работа художника по свету, особенно в третьем акте. Изумительное звёздное небо над замком св. Ангела, почти ощутимый предрассветный холод, а в самом конце - очень реалистичный солнечный свет, заливающий площадку замка и лежащее на ней тело Каварадосси. Тот же символический приём, что в фильме Жако, хотя Каварадосси здесь совсем непохож на кроткого аполитичного Аланью.

Каварадосси у Йонаса Кауфманна всегда получается таким, что палец в рот не клади. Очень самостоятельный и свободомыслящий мужчина, больше Каварадосси Сарду, чем Пуччини. У такого художника даже ария Recondita armonia оказывается не на своём месте. Этот Каварадосси не стал бы петь такую арию, он бы высказал свои мысли иначе. Но поскольку от музыкального текста никуда не деться, вот и получается ария чужеродной заплаткой, ни туда, ни сюда. Йонасов художник читает либеральные газеты, французские романы (Скарпиа находит книгу у него на помосте) и бросается помогать Анджелотти совершенно осознанно, а не под влиянием момента. И всё бы у него получилось, если бы не дура-Тоска... Но даже в финале, отлично зная, что с ним покончено, Каварадосси не теряет присутствия духа. Письмо Тоске он пишет деловито и быстро, успевает его закончить и даже перечитать до начала E lucevan le stelle. Первый раз вижу Каварадосси, который закончил своё письмо и честно собирался отдать, чтобы его доставили по назначению. А "помилование" (эффектно заляпанное кровью Скарпиа) он, разумеется, незаметно сминает и выбрасывает, потому что какой толк от этой бумажки...

Скарпиа-Тервель - ай, прелесть какая сволочь. После Vissi d'arte, когда мне резко захотелось придушить эту идиотку Тоску, он так язвительно ей похлопал и сказал "Risolvi" с таким утомлённым видом ("Ну решайся уже, достала нудеть, дура"), что я готова была его расцеловать. :) Право, жалко, что он так неосторожно оставил на столе нож, которым резал яблоко. А какие у него трогательные одеялко с подушечкой на диване, и груда книг на полу рядом... И смотреть на их взаимодействие с Каварадосси было интересно: "Я знаю, что ты знаешь. - А я знаю, что ты знаешь, что я знаю, но чем докажешь?" Этот художник Скарпиа не боялся, потому что знал, что на него ничего нет. И, повторюсь, всё было бы хорошо, если бы не Тоска...

Анжела Георгиу везде, где я её видела, играет самовлюблённую дуру с большей или меньшей степенью стервозности, а в "Тоске" особенно. "Я очень люблю играть Тоску, потому что я, в общем, играю себя", - простодушно признаётся певица. Ну что тут можно сказать... Печально. Обычно мне хочется убить её героинь уже где-то к середине спектакля. Этот тоже не стал исключением. Непонятно только, почему два таких умных самостоятельных мужика, как этот Каварадосси и этот Скарпиа, так скачут вокруг этой дуры и говорят ей то, что она хочет услышать. Потому что весь, абсолютно весь текст, произносимый ими в диалогах с Тоской, говорится исключительно в расчёте на неё. Скарпиа ей вообще целое шоу с африканской страстью устроил: я, дескать, так тобою бредил, прямо ночей не спал, ревность меня снедала, и т. д. и т. п. Нет, он, конечно, действительно её хочет - вон, даже ленточку из волос спёр, фетишист, - но такими театральными словесами он сотрясает воздух исключительно ради неё. Как и Йонас с "очами" и "дольчи мани". Видимо, она просто не понимает по-другому, значит, с ней надо общаться так. Ну, и дура непроходимая она, конечно. Мозга в принципе не завезли, в голове один резонатор. Такую обвести вокруг пальца, "играя на слабости Тоски к театральным эффектам" (с) Питер Конрад, - легче лёгкого. В общем, из-за этой идиотки погибли три человека, включая Анджелотти, которого здесь тоже жалко. Пела Анжела в целом терпимо, но за то, что она сотворила с фразой "Avanti a lui tremava tutta Roma", я бы на месте Тони Паппано как следует стукнула её клавиром по голове. В 2006 году она себе такого не позволяла.

Ещё в спектакле очень любопытный Сполетта, умный, сообразительный, самостоятельный и себе на уме. А уж как он расхохотался, когда Тоска вскочила на парапет и сиганула вниз - я и ему мысленно зааплодировала. "Ну, прыгай, давай! Муа-ха-ха-хаааа!" Никакого изумления, одно злорадство. Так ей и надо, угу.

Наконец удалось во всех деталях разглядеть любимое мною белое платье Тоски. Но оно меня несколько разочаровало. Нет, дизайн отличный и издали смотрится красиво (хотя остроносые туфли на каблуке с ампирным платьем не носят), но ткань... Неужели нельзя было для прозрачного слоя подобрать что-нибудь приличное, а не то, что выглядит, прости Господи, словно какая-то убогая марля? На крупных планах весь эффект портит. И длинный шлейф явно мешает певице передвигаться по сцене, особенно во 2-м акте. Конечно, она это платье ещё и носить не умеет, но двухметровый шлейф стал бы помехой кому угодно.

Несколько скриншотов (осторожно, они здоровенные):





Звёзды:

Солнце:
arashi_opera: (Default)
Вот на ТВ-тропах есть термин Dawson Casting - когда молодого персонажа играет куда более старший по возрасту артист. А как назвать обратный вариант, типа, например, такого?



Папа-фараон наставляет своего сынулю. Папе по жизни 31 год, сынуле 30. Они бы хоть папе бородёнку какую приклеили... В том же спектакле двадцатисемилетнего Ильдара Абдразакова в роли Моисея загримировали вполне качественно, очень такой моисеистый Моисей:



Впрочем, подозреваю, что Шротта даже грим бы не спас. Ну какой из него фараон? Не смешите мои тапки. Он как ходит по сцене человеком XXI века, так и ходит. Мог бы в джинсах и водолазке ходить вместо фараонских одежд, ничего бы не изменилось.

А так кино хорошее, хотя парижские оперы Россини я люблю куда меньше итальянских. Ещё я больше люблю бравурные мелодии, а тут преобладают кантиленные. Но понравился квартет Ô toi dont la clémence и следующий за ним дуэт "издевательство над тенором" баритона и тенора (быструю часть я где раньше слышала?).

Балет в 3 акте можно с чистой совестью промотать, если, конечно, вас не прёт смотреть на мечту слэшера на то, как чернокожий мускулистый мачо-мэн, изображающий брутального фараона, скачет по сцене вокруг сладкого изящного мальчика (такому только принцев Зигфридов танцевать), который делает вид, что он - страдающий Моисей.

В целом, если сравнивать с другими операми Россини, то это произведение значительно уступает той же "Семирамиде", "Бьянке и Фальеро" или "Магомету" и вообще больше похоже на ораторию. На огромную четырёхактную оперу - две арии! Бравурные кусочки по пальцам пересчитать можно, сплошная кантилена и пафос, кантилена и пафос. И так три часа. Плюс ещё балет, Боже правый. Тоже весь кантиленный. Но, опять же, это всё-таки написал гениальный Россини, так что эта музыка по определению не может быть плохой.

Солисты все от хороших до приличных, особо стоит отметить Абдразакова и Соню Ганасси в роли царицы Синаиды. За пультом Мути, это тоже редко когда бывает плохо.
arashi_opera: (wagner)
Посмотрела трансляцию свеженьких "Мейстерзингеров" с Глайндборнского фестиваля вот с таким составом:

Hans Sachs: Gerald Finley
Walther von Stolzing: Marco Jentzsch
David: Topi Lehtipuu
Sixtus Beckmesser: Johannes Martin Kränzle
Eva: Anna Gabler
Magdalene: Michaela Selinger
Veit Pogner: Alastair Miles



Постановка, как и следовало ожидать, Дэвида МакВикара, хорошо известного на Глайндборне и отметившегося там прежде всего знаменитым "Юлием Цезарем", где действие было перенесено в колониальные времена. Действие этой красивой постановки тоже переместилось во времени, куда-то в первую треть XIX века. Костюмы Вики Мортимер - ампирные платья, соломенные чепцы, сюртуки, цилиндры, очки а-ля Шуберт, сапоги а-ля Каварадосси - красивые и элегантные, работы художника-постановщика и художника по свету тоже заслуживают всяческой похвалы. Основной деталью декорации была высокая изящная белая арка, служившая то потолком церкви в 1 акте,то обрамлявшая народные гуляния в 3-м. Мне - и, как выяснилось из некоторых рецензий на спектакль, не мне одной - она напомнила лёгкие воздушные арки эльфийского города Ривенделла в фильме "Властелин Колец".

В спектакле МакВикара немало симпатичных мелких деталей, вроде перманентно испачканных то ли ваксой, то ли чернилами пальцев Сакса, бюстиков Вагнера и Моцарта у него в кабинете или постоянно присутствующих на сцене настоящих еды и питья (кофе, выпечка, пиво), которые все радостно ели и пили. Для массовых гуляний во второй сцене третьего акта МакВикар пригласил жонглёров и эквилибристов, ради пущего развлечения публики, наверное. В целом получилась более чем традиционная постановка, которая могла бы стать совсем поверхностно-иллюстративной, если бы не одно "но": ненавязчивые психологические нюансы, отлично сыгранные певцами, сделали эту историю довольно трагической, насколько может быть трагической такая опера, как "Мейстерзингеры". Здесь всех ЖАЛКО!! :( И даже радостный финал не позволяет об этом забыть.

Начнём с самого главного, лучшего и интересного персонажа - Ганса Сакса. У дебютировавшего в этой роли Джеральда Финли получился молодой Сакс, которому не больше 45 (самому Финли 51, но выглядит он моложе), и который овдовел не так давно, чтобы воспоминания о жене и детях уже не причиняли ему боли. Причиняют, и ещё как. У него в кабинете на мольберте стоит портрет жены и детей, прикрытый платком, тоже, видимо, принадлежавшим его жене. В начале 3 акта Сакс открывает портрет и с глубокой тоской смотрит на него, потом снова закрывает платком. И вообще он довольно депрессивный и придавленный жизнью. Даже чувство юмора почти отсутствует, прорезаясь только один раз - когда Сакс отвешивает оплеуху Давиду во время "посвящения" того в официальные помощники. По сравнению с такими жизнерадостными Саксами, как МакИнтайр или Тоцци, Финли просто из трагедии вышел.

Чувства его к Еве тут однозначны как никогда, в конце концов, он ещё молодой и симпатичный мужик. И внутренняя борьба между чувствами, здравомыслием и мудростью тут особенно заметна. Его предложение Еве в 3 акте звучит без обычной в этой сцене шутливости, а абсолютно серьёзно. Ева, впрочем, тоже ой-ой как разрывается между ним и Вальтером, пожалуй, ярче, чем где бы то ни было. В монологе O Sachs, mein Freund она протягивает к нему руки и отчаянно хочет его коснуться, но не позволяет себе этого сделать, потому что знает, что тогда уже не сможет отступить назад. А с каким искажённым от рыданий лицом она надевает на него венок в финале - это просто душераздирающе. Наверное, двумя третями своего существа Ева желала бы этим венком не просто отдать дань мудрости Сакса, а объявить его своим мужем. Возможно, очень скоро Ева пожалеет, что предпочла смазливое личико и аристократический титул Вальтера духовной красоте Сакса, но это был её выбор.

Пел Финли очень хорошо, весьма порадовал. Пожалуй, ради него в основном и стоит смотреть этот спектакль, хотя есть здесь и второй очень интересный персонаж + отличный исполнитель - и это Сикстус Бекмессер в исполнении Йоханнеса-Мартина Кренцле.

Знаете, это первый раз в моей жизни, когда я питаю к Бекмессеру симпатию, и в конце мне его жалко вплоть до "обнять и плакать". Ну, дурак, конечно, но искренний и тоже где-то трагичный. Он явно выделяется из среды прочих мастеров - брюнет, с ног до головы в чёрном (прямо профессор Снейп какой-то :D), одевается изысканнее, чем прочие. (Страдает некоторой самовлюблённостью, но это нормально для Бекмессера. :)) Почему он вызывает симпатию - он совершенно искренне влюблён в Еву, хотя шансов у него нет, и он в глубине души это знает. Но всё равно надеется. А в финале, когда Вальтер, весь такой пижон в сапогах и парадном мундире, гордо распевает свою песнь, Бекмессер сидит в углу и плачет, причём явно не только от жалости к себе. Ганс Сакс во время своего финального монолога пытается его утешить, но безуспешно - Бекмессер уходит со сцены в одиночестве и в последующих славословиях не участвует. И комизма в этом Бекмессере мало (не потому, что он плохой актёр, отнюдь), хотя мотыляется по кабинету Сакса в 3-м акте он забавно. Но там за него больше декорации и реквизит работают. В общем, жалко мне стало всеми покинутого и осмеянного Бекмессера. Он тоже хороший, хнык. :(

Теперь о плохом. Самое плохое в данном спектакле - это Вальтер. О боги, Вальтер... За какие достоинства это чудо в перьях вообще взяли на такую роль, как Вальтер - мне непонятно. За двухметровый рост, может быть? Короче, поёт он так, что иной четверокурсник Консерватории справился бы лучше. Просто криминально, особенно рядом с прекрасным Финли (и не менее прекрасным Кренцле). Я бы такого тоже не приняла в гильдию мейстерзингеров, ни за какие коврижки. Сказала бы: "Мальчик, иди к своему педагогу и доучивайся!"

На фоне такого Вальтера второй тенор, Давид, - просто соловей. Тоже не Карузо, конечно, но всё-таки приличнее. А внешне и игрой - очень милый кавайный мальчик.

Ева - ни рыба, ни мясо. Наверное, скорее за внешность брали, она у неё очень подходящая - стройная симпатичная блондинка. Зато Магдалена была очаровательна во всех отношениях и выглядела Еве не кормилицей, а скорее сестрой. Даже причёски у них были одинаковые.

Местные английские мастера во главе с Котнером - ад, хотя и не такой ад, как Вальтер. Майлз в роли папы Погнера тоже не впечатлил. Ещё один ад - дирижёр Юровский. Его прочтение партитуры никаких новых горизонтов мне не открыло и казалось не более чем озвучиванием вот этих вот чёрных крючочков на белой бумажке. (А внешне он со своими длинными чёрными хайрами и в чёрной рубахе похож на помесь Курентзиса с североамериканским индейцем. :D)

К постановке МакВикара, кроме её очевидной неоригинальности (возьмите любой из шести DVD "Мастеров", увидите примерно то же самое), у меня есть одна более основательная претензия: дурацкая и пошлая хореография танцев и драки в конце 2 акта. Ну что ж, нет в мире совершенства. А в целом спектакль красивый. Я уже говорила, что "Мастерам" в принципе везёт с постановками - их много, и они почти все красивые и традиционные.

послушать-посмотреть? )
arashi_opera: (wagner)
Посмотрела трансляцию свеженьких "Мейстерзингеров" с Глайндборнского фестиваля вот с таким составом:

Hans Sachs: Gerald Finley
Walther von Stolzing: Marco Jentzsch
David: Topi Lehtipuu
Sixtus Beckmesser: Johannes Martin Kränzle
Eva: Anna Gabler
Magdalene: Michaela Selinger
Veit Pogner: Alastair Miles



Постановка, как и следовало ожидать, Дэвида МакВикара, хорошо известного на Глайндборне и отметившегося там прежде всего знаменитым "Юлием Цезарем", где действие было перенесено в колониальные времена. Действие этой красивой постановки тоже переместилось во времени, куда-то в первую треть XIX века. Костюмы Вики Мортимер - ампирные платья, соломенные чепцы, сюртуки, цилиндры, очки а-ля Шуберт, сапоги а-ля Каварадосси - красивые и элегантные, работы художника-постановщика и художника по свету тоже заслуживают всяческой похвалы. Основной деталью декорации была высокая изящная белая арка, служившая то потолком церкви в 1 акте,то обрамлявшая народные гуляния в 3-м. Мне - и, как выяснилось из некоторых рецензий на спектакль, не мне одной - она напомнила лёгкие воздушные арки эльфийского города Ривенделла в фильме "Властелин Колец".

В спектакле МакВикара немало симпатичных мелких деталей, вроде перманентно испачканных то ли ваксой, то ли чернилами пальцев Сакса, бюстиков Вагнера и Моцарта у него в кабинете или постоянно присутствующих на сцене настоящих еды и питья (кофе, выпечка, пиво), которые все радостно ели и пили. Для массовых гуляний во второй сцене третьего акта МакВикар пригласил жонглёров и эквилибристов, ради пущего развлечения публики, наверное. В целом получилась более чем традиционная постановка, которая могла бы стать совсем поверхностно-иллюстративной, если бы не одно "но": ненавязчивые психологические нюансы, отлично сыгранные певцами, сделали эту историю довольно трагической, насколько может быть трагической такая опера, как "Мейстерзингеры". Здесь всех ЖАЛКО!! :( И даже радостный финал не позволяет об этом забыть.

Начнём с самого главного, лучшего и интересного персонажа - Ганса Сакса. У дебютировавшего в этой роли Джеральда Финли получился молодой Сакс, которому не больше 45 (самому Финли 51, но выглядит он моложе), и который овдовел не так давно, чтобы воспоминания о жене и детях уже не причиняли ему боли. Причиняют, и ещё как. У него в кабинете на мольберте стоит портрет жены и детей, прикрытый платком, тоже, видимо, принадлежавшим его жене. В начале 3 акта Сакс открывает портрет и с глубокой тоской смотрит на него, потом снова закрывает платком. И вообще он довольно депрессивный и придавленный жизнью. Даже чувство юмора почти отсутствует, прорезаясь только один раз - когда Сакс отвешивает оплеуху Давиду во время "посвящения" того в официальные помощники. По сравнению с такими жизнерадостными Саксами, как МакИнтайр или Тоцци, Финли просто из трагедии вышел.

Чувства его к Еве тут однозначны как никогда, в конце концов, он ещё молодой и симпатичный мужик. И внутренняя борьба между чувствами, здравомыслием и мудростью тут особенно заметна. Его предложение Еве в 3 акте звучит без обычной в этой сцене шутливости, а абсолютно серьёзно. Ева, впрочем, тоже ой-ой как разрывается между ним и Вальтером, пожалуй, ярче, чем где бы то ни было. В монологе O Sachs, mein Freund она протягивает к нему руки и отчаянно хочет его коснуться, но не позволяет себе этого сделать, потому что знает, что тогда уже не сможет отступить назад. А с каким искажённым от рыданий лицом она надевает на него венок в финале - это просто душераздирающе. Наверное, двумя третями своего существа Ева желала бы этим венком не просто отдать дань мудрости Сакса, а объявить его своим мужем. Возможно, очень скоро Ева пожалеет, что предпочла смазливое личико и аристократический титул Вальтера духовной красоте Сакса, но это был её выбор.

Пел Финли очень хорошо, весьма порадовал. Пожалуй, ради него в основном и стоит смотреть этот спектакль, хотя есть здесь и второй очень интересный персонаж + отличный исполнитель - и это Сикстус Бекмессер в исполнении Йоханнеса-Мартина Кренцле.

Знаете, это первый раз в моей жизни, когда я питаю к Бекмессеру симпатию, и в конце мне его жалко вплоть до "обнять и плакать". Ну, дурак, конечно, но искренний и тоже где-то трагичный. Он явно выделяется из среды прочих мастеров - брюнет, с ног до головы в чёрном (прямо профессор Снейп какой-то :D), одевается изысканнее, чем прочие. (Страдает некоторой самовлюблённостью, но это нормально для Бекмессера. :)) Почему он вызывает симпатию - он совершенно искренне влюблён в Еву, хотя шансов у него нет, и он в глубине души это знает. Но всё равно надеется. А в финале, когда Вальтер, весь такой пижон в сапогах и парадном мундире, гордо распевает свою песнь, Бекмессер сидит в углу и плачет, причём явно не только от жалости к себе. Ганс Сакс во время своего финального монолога пытается его утешить, но безуспешно - Бекмессер уходит со сцены в одиночестве и в последующих славословиях не участвует. И комизма в этом Бекмессере мало (не потому, что он плохой актёр, отнюдь), хотя мотыляется по кабинету Сакса в 3-м акте он забавно. Но там за него больше декорации и реквизит работают. В общем, жалко мне стало всеми покинутого и осмеянного Бекмессера. Он тоже хороший, хнык. :(

Теперь о плохом. Самое плохое в данном спектакле - это Вальтер. О боги, Вальтер... За какие достоинства это чудо в перьях вообще взяли на такую роль, как Вальтер - мне непонятно. За двухметровый рост, может быть? Короче, поёт он так, что иной четверокурсник Консерватории справился бы лучше. Просто криминально, особенно рядом с прекрасным Финли (и не менее прекрасным Кренцле). Я бы такого тоже не приняла в гильдию мейстерзингеров, ни за какие коврижки. Сказала бы: "Мальчик, иди к своему педагогу и доучивайся!"

На фоне такого Вальтера второй тенор, Давид, - просто соловей. Тоже не Карузо, конечно, но всё-таки приличнее. А внешне и игрой - очень милый кавайный мальчик.

Ева - ни рыба, ни мясо. Наверное, скорее за внешность брали, она у неё очень подходящая - стройная симпатичная блондинка. Зато Магдалена была очаровательна во всех отношениях и выглядела Еве не кормилицей, а скорее сестрой. Даже причёски у них были одинаковые.

Местные английские мастера во главе с Котнером - ад, хотя и не такой ад, как Вальтер. Майлз в роли папы Погнера тоже не впечатлил. Ещё один ад - дирижёр Юровский. Его прочтение партитуры никаких новых горизонтов мне не открыло и казалось не более чем озвучиванием вот этих вот чёрных крючочков на белой бумажке. (А внешне он со своими длинными чёрными хайрами и в чёрной рубахе похож на помесь Курентзиса с североамериканским индейцем. :D)

К постановке МакВикара, кроме её очевидной неоригинальности (возьмите любой из шести DVD "Мастеров", увидите примерно то же самое), у меня есть одна более основательная претензия: дурацкая и пошлая хореография танцев и драки в конце 2 акта. Ну что ж, нет в мире совершенства. А в целом спектакль красивый. Я уже говорила, что "Мастерам" в принципе везёт с постановками - их много, и они почти все красивые и традиционные.

послушать-посмотреть? )
arashi_opera: (music)


Румынский композитор Николае Бретан за свою жизнь написал пять опер, но "Хория" - единственная крупная среди них, больше двух часов музыки. Интересно, что даже "полнометражную" оперу Бретан не делит на акты, она разделена на семь сцен.

Либретто Бретан всегда писал сам, и сюжет "Хории" основан на историческом событии - Трансильванском крестьянском восстании 1784 года, когда крепостные крестьяне Трансильвании, возмущённые усилением крепостного гнёта, наконец восстали против местных феодалов. Вождями восстания стали Хория, Клошка и Кришан (прозвища). Интересно, что Хория отличался необычным гуманизмом, не резал феодалов направо и налево, а пытался вести борьбу цивилизованно, за что и поплатился - восстание было разбито, самого Хорию и Клошку казнили колесованием, Кришан повесился в тюрьме, жену Хории убили, дочь изнасиловали... В общем, все умерли. (с) Но император Священной Римской империи Иосиф II всё-таки издал в 1785 году указ об отмене крепостничества.

В румынском городе Алба-Юлия, на месте казни Хории и Клошки, стоит вот такой недурной памятник вождям восстания 1784 года:


Об этих героических людях Бретан и написал свою оперу. Что любопытно, упор в опере сделан вовсе не на революционную деятельность, а на человечность и христианские ценности, которые так уважал убеждённый гуманист Бретан.

Read more... )
arashi_opera: (music)


Румынский композитор Николае Бретан за свою жизнь написал пять опер, но "Хория" - единственная крупная среди них, больше двух часов музыки. Интересно, что даже "полнометражную" оперу Бретан не делит на акты, она разделена на семь сцен.

Либретто Бретан всегда писал сам, и сюжет "Хории" основан на историческом событии - Трансильванском крестьянском восстании 1784 года, когда крепостные крестьяне Трансильвании, возмущённые усилением крепостного гнёта, наконец восстали против местных феодалов. Вождями восстания стали Хория, Клошка и Кришан (прозвища). Интересно, что Хория отличался необычным гуманизмом, не резал феодалов направо и налево, а пытался вести борьбу цивилизованно, за что и поплатился - восстание было разбито, самого Хорию и Клошку казнили колесованием, Кришан повесился в тюрьме, жену Хории убили, дочь изнасиловали... В общем, все умерли. (с) Но император Священной Римской империи Иосиф II всё-таки издал в 1785 году указ об отмене крепостничества.

В румынском городе Алба-Юлия, на месте казни Хории и Клошки, стоит вот такой недурной памятник вождям восстания 1784 года:


Об этих героических людях Бретан и написал свою оперу. Что любопытно, упор в опере сделан вовсе не на революционную деятельность, а на человечность и христианские ценности, которые так уважал убеждённый гуманист Бретан.

Read more... )
arashi_opera: (Default)


Набукко - Alberto Gasale
Абигайль - Susan Neves
Захария - Орлин Анастасов
Измаил - Ясухару Накадзима
Фенена - Annamaria Popescu

Театр "Карло Феличе", Генуя, дирижёр Риккардо Фрицца
Режиссёр-постановщик - Джонатан Миллер

Пожалуй, мне стоит взять назад свои слова о том, что я не слушаю каждый день по опере. Я слушаю по ДВЕ оперы. Ну, положим, сегодня днём я слушала Мессу си-минор Баха, но она покруче иной оперы будет. А вечером хотела было "Травиату" включить, но она не докачалась, поэтому я взяла из несмотренных залежей "Набукко", привлечённая именем постановщика. У Джонатана Миллера спектакли обычно толковые, приятные глазу и без вывертов. В принципе, так и оказалось: постановка традиционная, довольно статичная, но она всё-таки есть, а не превращается в костюмированный концерт, как было с недавним юбилейным "Набукко" в Римской опере. Единственная необычность спектакля состояла в том, что костюмы, имея вполне исторический вид, не походили при этом на иудейские и вавилонские. Набукко и его воины напоминали не то арабов, не то египтян - просторные белые одеяния (как бишь они называются - то, в чём Лоуренс Аравийский рассекал?), кривые кинжалы, ибисы, клинописные дощечки. А "евреи" были обряжены во что-то нейтральное, тёмное и долгополое - если мужчины, и в полосатые халаты и наверченные на головах куски ткани - если женщины. Национальную принадлежность угнетаемого народа я так и не смогла определить. А сестра Захарии Анна была в парчовом халате, с удлинёнными тушью глазами и головным убором а-ля Нефертити. Вообще непонятно.

Измаила пел (и довольно прилично) трогательный маленький японец, низкорослый и щупленький, что придавало особый комизм домогательствам до него Абигайль, женщины могучей, необъятной, на полголовы выше тенора и в три раза его шире. :) Пела она, кстати, на редкость хорошо, я даже удивилась. Очень приличная драмсопрано, голос большой, красивый, но не орёт, как иерихонская труба, а поёт. Пиани и пианиссими завидные, легато хорошее, и дошник в конце кабалетты качественно взяла. Болгарский Захария оказался молодым шкафоподобным громилой с брутальной физиономией, никакой седой бороды и парика. Религиозности в нём не было ни на грош, зато обручальное кольцо на пальце было хорошо заметно. Вокал у него был характерно болгарский - не могу описать это словами, но я тут же вспомнила Гяурова и особенно Христова. Давился на низах, но в целом ничего, слушабелен. Сам Набукко, обладатель замечательного римского носа и очень южной, не то греческой, не то семитской внешности, корчил зверские рожи, приставлял Захарии крЫвой кЫнжал к горлу и всячески изображал кровожадного арабского шейха царя. Пел прилично, не орал, не давился, и голос для вердиевских ролей более-менее есть. И даже ля-бемоль хорошо спел. В драматических сценах колбасился с истинно итальянским темпераментом, только что не рыдал и рубаху на груди не рвал. :)

непонятной национальности дамочки )

Анна и Захария )

Абигайль и Набукко )

Фенена и её классная бижутерия )

Оркестр Фрицца мне понравился: изящненько, свежо, ярко. Короче, на удивление пристойный оказался "Набукко", я даже не ожидала. Думаю, не использовать ли этот DVD для первого показывания неосведомлённым об этой опере лицам.
arashi_opera: (Default)


Набукко - Alberto Gasale
Абигайль - Susan Neves
Захария - Орлин Анастасов
Измаил - Ясухару Накадзима
Фенена - Annamaria Popescu

Театр "Карло Феличе", Генуя, дирижёр Риккардо Фрицца
Режиссёр-постановщик - Джонатан Миллер

Пожалуй, мне стоит взять назад свои слова о том, что я не слушаю каждый день по опере. Я слушаю по ДВЕ оперы. Ну, положим, сегодня днём я слушала Мессу си-минор Баха, но она покруче иной оперы будет. А вечером хотела было "Травиату" включить, но она не докачалась, поэтому я взяла из несмотренных залежей "Набукко", привлечённая именем постановщика. У Джонатана Миллера спектакли обычно толковые, приятные глазу и без вывертов. В принципе, так и оказалось: постановка традиционная, довольно статичная, но она всё-таки есть, а не превращается в костюмированный концерт, как было с недавним юбилейным "Набукко" в Римской опере. Единственная необычность спектакля состояла в том, что костюмы, имея вполне исторический вид, не походили при этом на иудейские и вавилонские. Набукко и его воины напоминали не то арабов, не то египтян - просторные белые одеяния (как бишь они называются - то, в чём Лоуренс Аравийский рассекал?), кривые кинжалы, ибисы, клинописные дощечки. А "евреи" были обряжены во что-то нейтральное, тёмное и долгополое - если мужчины, и в полосатые халаты и наверченные на головах куски ткани - если женщины. Национальную принадлежность угнетаемого народа я так и не смогла определить. А сестра Захарии Анна была в парчовом халате, с удлинёнными тушью глазами и головным убором а-ля Нефертити. Вообще непонятно.

Измаила пел (и довольно прилично) трогательный маленький японец, низкорослый и щупленький, что придавало особый комизм домогательствам до него Абигайль, женщины могучей, необъятной, на полголовы выше тенора и в три раза его шире. :) Пела она, кстати, на редкость хорошо, я даже удивилась. Очень приличная драмсопрано, голос большой, красивый, но не орёт, как иерихонская труба, а поёт. Пиани и пианиссими завидные, легато хорошее, и дошник в конце кабалетты качественно взяла. Болгарский Захария оказался молодым шкафоподобным громилой с брутальной физиономией, никакой седой бороды и парика. Религиозности в нём не было ни на грош, зато обручальное кольцо на пальце было хорошо заметно. Вокал у него был характерно болгарский - не могу описать это словами, но я тут же вспомнила Гяурова и особенно Христова. Давился на низах, но в целом ничего, слушабелен. Сам Набукко, обладатель замечательного римского носа и очень южной, не то греческой, не то семитской внешности, корчил зверские рожи, приставлял Захарии крЫвой кЫнжал к горлу и всячески изображал кровожадного арабского шейха царя. Пел прилично, не орал, не давился, и голос для вердиевских ролей более-менее есть. И даже ля-бемоль хорошо спел. В драматических сценах колбасился с истинно итальянским темпераментом, только что не рыдал и рубаху на груди не рвал. :)

непонятной национальности дамочки )

Анна и Захария )

Абигайль и Набукко )

Фенена и её классная бижутерия )

Оркестр Фрицца мне понравился: изящненько, свежо, ярко. Короче, на удивление пристойный оказался "Набукко", я даже не ожидала. Думаю, не использовать ли этот DVD для первого показывания неосведомлённым об этой опере лицам.
arashi_opera: (Default)


Опера сия исполняется исключительно редко, представляя собой САМЫЙ первый театральный опус будущего великого композитора Джузеппе Верди, в то время - всего лишь 26-летнего амбициозного молодого человека (а также счастливого мужа и отца семейства). Либретто для "Оберто" предоставил Темистокле Солера, и этот человек, наверное, отбывает срок в чистилище для писателей вместе с Франческо Марией Пьяве, потому что в сюжете "Оберто" даже я, закалённая "Трубадуром" и "Силой судьбы", не смогла разобраться. (Про сам текст вообще молчу, встречаются перлы типа: "Услышит он от моего трупа (sic!) воинственный клич." Экие там трупы разговорчивые...)

Значит, так. Что мне удалось понять из Википедии и спектакля, снабжённого английскими субтитрами...

Италия, глухое средневековье. Гражданская война кого-то с кем-то. Кажется, на одной из сторон воюет герцог Эццелино да Романо (порядковый номер не указан, но, наверное, III), и с этой стороны мы имеем тенора по имени Риккардо, граф Салингуэрра. С другой стороны имеется бас Оберто, граф Сан-Бонифаччо, чьим именем названа опера. У баса есть дочь, сопрано Леонора (да, у Верди потом их будет ещё две), которую тенор Риккардо поматросил и бросил, отправившись срочно жениться на сестре герцога Эццелино, мецце по имени Куницца (не хихикайте, это исторический персонаж!). Бас и сопрана, как положено, жаждут Кррровавой Мсти. Бас по непонятной причине покидал любимую родину на неопределённое время, потом вернулся. (Когда Абдразаков, выйдя на сцену, запел: "O patria, alfin io ti riveggo!", я решила, что ошиблась оперой и включила "Сицилийскую вечерню". %)) Вернувшись на родину, бас *внезапно* встречает в лесу дочь и отчего-то на неё гневается. Правда, они быстро мирятся на почве общего желания Кррровавой Мсти.

Сопрана, а за ней и бас являются ко двору Эццелино, точнее, к его сестре, и рассказывают мецце, какой негодяй и подлый изменщик есть её жених. Мецца из женской солидарности принимает сторону брошенной сопраны и отказывает изменщику-тенору от дома. Папа-бас пытается выхватить меч, дабы отомстить тенору за дизонор. Квинтет с хором, конец 1 акта.

2 акт. Мецца, немножко поплакав над своей неудавшейся судьбой, вызывает тенора и велит ему немедленно жениться на покинутой сопране. Сопрана счастлива и готова забыть про Кррровавую Мстю - однако её папа не готов. Дальше начинается полный неадекват. много укуренных букв )

Я смотрела единственный существующий DVD "Оберто": из Бильбао, 2007 года, в главной роли - Ильдар Абдразаков. Ради него только и смотрела, как легко догадаться. Он там очень хорош, лучший солист однозначно. Остальные начали петь средне, но ко второму акту дошли уже до уровня "прилично", или я к ним привыкла. Тенор Карло Вентре был довольно мерзок, но попадались мне и хуже. Постановка абсолютно традиционная, красивая, в лучшем старомодном стиле, когда все поют, стоя на месте, или пафосно носят себя туда-сюда, сверкая глазами. Видимо, в Северной Италии стояла суровая зима, если "лесные" сцены были припорошены снегом, а все герои, кроме сопраны, носили меха.

картинки )

ария Оберто )
arashi_opera: (music)


Боже мой, единственная существующая в природе полная студийная запись "Сицилийской вечерни", и надо же было случиться так, чтобы за пультом стоял Джеймс Ливайн! Великая несправедливость судьбы. Ливайн никогда и нигде не отличался тонкими нюансами и изяществом прочтения партитуры, но в данном случае это оказалось... ну, не то чтобы фатальным, но изрядно испортило мне впечатление от прослушивания. Он в _студии_ умудрялся глушить певцов и хор своим громыханием! Безобразие. И никакой красоты звучания, одно умцаца. "Вечерня" - очень красивая и даже местами изысканная опера, но где здесь всё это? Ливайн играет "Вечерню", как расширенный вариант "Набукко" в самом его примитивном варианте.

Что касается солистов, безоговорочный лидер каста - молодой Доминго. Блестящее исполнение одной из труднейших вердиевских партий, и какое живое и яркое при этом. Раймонди чрезвычайно хорош актёрски, как всегда, но мне хотелось на его месте кого-нибудь побасовей. И не бейте меня ногами, но "О ту, Палермо" и кабалетту он вообще загубил. :( Правда, потом исправился. Милнз - баритон хороший, но специфический. Кто-то, знаю, совсем не может выносить его манеру пения. Я отношусь к ней достаточно терпимо, но местами, конечно, эти его подвывания и своеобразное произношение могут напрячь. Хотя в целом он здесь звучит хорошо.

Сопрано Мартина Арройо озвучила свою партию прилично, разве что в сицилиане (которая Болеро) мне не понравились её трели. Но Елена - одна из самых решительных и энергичных вердиевских героинь, её категорически нельзя петь так бесцветно и бесхарактерно. Кабалье бы сюда... Собственно, Кабалье и должна была петь в этой записи, но отправилась в это время рожать. Жаль.

В мелких ролях французских офицеров заняты такие известные в будущем люди, как Джеймс Моррис и Ричард ван Аллен.

Запись, как я уже сказала, совершенно полная, со всеми повторами, хорами и балетом. Вдвойне жалко, что всем этим богатством дирижирует Ливайн.
arashi_opera: (music)


Боже мой, единственная существующая в природе полная студийная запись "Сицилийской вечерни", и надо же было случиться так, чтобы за пультом стоял Джеймс Ливайн! Великая несправедливость судьбы. Ливайн никогда и нигде не отличался тонкими нюансами и изяществом прочтения партитуры, но в данном случае это оказалось... ну, не то чтобы фатальным, но изрядно испортило мне впечатление от прослушивания. Он в _студии_ умудрялся глушить певцов и хор своим громыханием! Безобразие. И никакой красоты звучания, одно умцаца. "Вечерня" - очень красивая и даже местами изысканная опера, но где здесь всё это? Ливайн играет "Вечерню", как расширенный вариант "Набукко" в самом его примитивном варианте.

Что касается солистов, безоговорочный лидер каста - молодой Доминго. Блестящее исполнение одной из труднейших вердиевских партий, и какое живое и яркое при этом. Раймонди чрезвычайно хорош актёрски, как всегда, но мне хотелось на его месте кого-нибудь побасовей. И не бейте меня ногами, но "О ту, Палермо" и кабалетту он вообще загубил. :( Правда, потом исправился. Милнз - баритон хороший, но специфический. Кто-то, знаю, совсем не может выносить его манеру пения. Я отношусь к ней достаточно терпимо, но местами, конечно, эти его подвывания и своеобразное произношение могут напрячь. Хотя в целом он здесь звучит хорошо.

Сопрано Мартина Арройо озвучила свою партию прилично, разве что в сицилиане (которая Болеро) мне не понравились её трели. Но Елена - одна из самых решительных и энергичных вердиевских героинь, её категорически нельзя петь так бесцветно и бесхарактерно. Кабалье бы сюда... Собственно, Кабалье и должна была петь в этой записи, но отправилась в это время рожать. Жаль.

В мелких ролях французских офицеров заняты такие известные в будущем люди, как Джеймс Моррис и Ричард ван Аллен.

Запись, как я уже сказала, совершенно полная, со всеми повторами, хорами и балетом. Вдвойне жалко, что всем этим богатством дирижирует Ливайн.
arashi_opera: (Default)


Очень познавательный вечер в плане "Турандот" выдался. Пока по "Культуре" показывали красивую, но чисто иллюстративную постановку Чжана Имоу, я решила просветиться и включила постановку Дэвида Паунтни с Зальцбургского фестиваля-2002, где для финала была использована музыка современного итальянского композитора Лучано Берио, а не традиционная концовка Альфано.

Сначала про музыку. Берио, как ваша покорная, как многие другие любители "Турандот", страшно возмущался тем, как Альфано в финале обошёлся с драматургией Пуччини и, в частности, с Лю. Журнал "Тайм" приводит слова Берио в такой форме: "Лю настолько важный персонаж, что её нельзя игнорировать. А у Альфано - только Калаф и его перманентная эрекция!" (Наш человек этот Берио, однозначно. %)) Соответственно, Берио попытался по мере своих сил придать финалу бОльшую драматургическую убедительность. Что получилось... Что ж, у Берио есть свои интересные находки, но в целом все его нововведения заключаются в переведении большинства музыки финала в минор и добавлении темы узнавания, она же тема Лю. А оставшиеся мажорные подъёмы у Берио резко ухают в пропасть чего-то Зловещего и Тревожного, чтоб, значит, мы не думали, что дальше у персонажей всё будет хорошо. Вот, в принципе, и всё. С точки зрения драматургии так действительно лучше, чем альфановская мажорная умцаца на мотив "Нессун дорма", но в целом новая музыка финала, на мой вкус, довольно невнятна, особенно после пуччиниевского музыкального пиршества во всех предыдущих сценах. С другой стороны, Берио - не Пуччини и даже не пытался ему подражать (в отличие от Альфано), так что, наверное, стоит ценить его музыку саму по себе.

Теперь что касается постановки. Это самая экстравагантная "Турандот", какую мне приходилось видеть. Поначалу кажется - полный дурдом. Первый акт - самое натуральное, по выражению сайта tvtropes.org, High Octane Nightmare Fuel. В смысле - не дай Бог такой кошмар во сне приснится, проснёшься заикой. На просторной сцене зальцбургского Гроссе Фестшпильхауса - трёхъярусная металлическая конструкция, утыканная огромными шестернями и решётками. Конструкция заполнена хористами в облике киборгов "руки-ножницы": вместо рук у них ужасающего вида орудия не то труда, не то убийства, на лице маска, рот раскрашен под оскаленную пасть. Под ритмичную музыку "Gira la cote, gira, gira" киборги делают роботоподобные движения, шестерни вращаются, нагнетается атмосфера высококачественного кошмара. Гонг, в который полагается бить претендентам на руку Турандот, украшен живописным четвертованным трупом, било сделано из палки с насаженной на неё человеческой головой. На шестернях тоже вращаются окровавленные головы. Министры Пинг, Понг и Панг имеют вид безумных учёных в длинных чёрных плащах, вместо рук у них тоже жутковатый инструментарий, а на головах разнообразные приспособления, но, в отличие от хора, министры не киборги, а живые люди. Разъясняя Калафу всю глупую опасность его притязаний, они также принимают ломаную пластику роботов, но, выражая собственное мнение, двигаются нормально. Мандарин в "Popolo di Pekino!" и император Альтоум изображаются огромными куклами, которыми управляют два кукловода. Певцы сидят в креслах, вделанных в кукол, и не шевелятся. Турандот появляется из огромной раскрывающейся женской головы высотой метров в десять и тоже не шевелится, только делает замедленные и какие-то неестественные жесты. Короче, полная картина бездушного техногенного кошмара. Живыми людьми среди всего этого выглядят только Калаф, Тимур и Лю, неизвестно как и откуда сюда попавшие. Тимур вообще в домашнем халате поверх джемпера, словно его внезапно выдернули из уюта собственной квартиры в этот техногенный ад.

Второй акт гораздо красивее, хотя по-своему не менее жуток. Министры предаются ностальгии вполне традиционно: на фоне громадной расписной ширмы (тут вообще всё неправдоподобно огромное) с яркими пышными пионами, на которых глаз с наслаждением отдыхает после предыдущего мрака. Вступление к сцене загадок лишено обычного пафосного шествия: никаких мудрецов, никаких знамён и стражников. Вместо этого непонятные создания с пёсьими головами медленно носят вдоль сцены полупрозрачные гробы.

Турандот появляется на сцене, уставленной кроваво-красными идолами и залитой красным светом, так же, как и в прошлый раз: из раскрытой исполинской головы, на верху 9-метровой вышки, полностью закрытой спадающим вниз огромным золотым шлейфом.

скриншот )

Принцесса буквально нависает над всем и вся, и когда после правильных ответов Калафа вся исполинская конструкция эффектно рушится вниз, немудрено и испугаться. Когда Турандот оказывается вровень с принцем, золотой шлейф спадает с неё, и она оказывается в белом нижнем платье, сплошь испещрённом кровавыми полосами, словно от ударов бича. (Жуткое впечатление, надо сказать.) Одновременно с низвержением Турандот рушатся и кровавые идолы, из-за них выходят люди и тянут руки к Калафу.

Третий акт, пожалуй, режиссёрски решён наиболее интересно и запоминается ярче всех, особенно с такой Лю, какую играет Кристина Гальярдо-Домас. Лю в простом белом платье без рукавов, с полураспущенными чёрными косами и горящими чёрными глазами похожа здесь не на кроткую скромную девушку, а на Флорию Тоску с её "O Scarpia, avanti a Dio!" или Жанну д'Арк. В её крике: "Имя, которое вы ищете, знаю только я!" звучит вызов, брошенный не от отчаяния, а с сознанием собственной силы и уверенностью в победе. Триумфом горят её глаза, когда она говорит Турандот: "Полюбишь и ты!"

скриншот )

В этот момент с плеч Турандот падает роскошная мантия, открывая... точно такое же простое белое платье, в которое одета Лю. И Лю, сжимая в руке взятые у Пинга острые ножницы, почти силой вкладывает их в руку Турандот и направляет удар себе в сердце, глядя на принцессу победительно и властно. Лю победила, она это знает и умирает счастливой, зная, что её смерть поможет сдвинуть что-то в этом ужасном мире, полном мрака и убийств. И Турандот отдаёт ей должное, собственными руками обмывая в финале её мёртвое тело и побуждая Калафа сделать то же самое. Под новую музыку Берио, меланхоличную и неспокойную, люди, избавившиеся от ужасных инструментов и нарядов киборгов, разделяются на пары и обнимают друг друга.

Хорошая, в общем, постановка, вполне традиционная по прочтению, однако визуально - абсолютно сногсшибательная. Пели прилично, но ничего выдающегося. Играли - Калаф просто никакой, пристрелить на месте (да ещё и внешность... кхе), Турандот ничего, Лю лучше всех. Венские филармоники под управлением Гергиева немножко погромыхивали, но в "Турандот" это допустимо.

Немножко фоток есть на сайте Зальцбургского фестиваля.
arashi_opera: (Default)


Очень познавательный вечер в плане "Турандот" выдался. Пока по "Культуре" показывали красивую, но чисто иллюстративную постановку Чжана Имоу, я решила просветиться и включила постановку Дэвида Паунтни с Зальцбургского фестиваля-2002, где для финала была использована музыка современного итальянского композитора Лучано Берио, а не традиционная концовка Альфано.

Сначала про музыку. Берио, как ваша покорная, как многие другие любители "Турандот", страшно возмущался тем, как Альфано в финале обошёлся с драматургией Пуччини и, в частности, с Лю. Журнал "Тайм" приводит слова Берио в такой форме: "Лю настолько важный персонаж, что её нельзя игнорировать. А у Альфано - только Калаф и его перманентная эрекция!" (Наш человек этот Берио, однозначно. %)) Соответственно, Берио попытался по мере своих сил придать финалу бОльшую драматургическую убедительность. Что получилось... Что ж, у Берио есть свои интересные находки, но в целом все его нововведения заключаются в переведении большинства музыки финала в минор и добавлении темы узнавания, она же тема Лю. А оставшиеся мажорные подъёмы у Берио резко ухают в пропасть чего-то Зловещего и Тревожного, чтоб, значит, мы не думали, что дальше у персонажей всё будет хорошо. Вот, в принципе, и всё. С точки зрения драматургии так действительно лучше, чем альфановская мажорная умцаца на мотив "Нессун дорма", но в целом новая музыка финала, на мой вкус, довольно невнятна, особенно после пуччиниевского музыкального пиршества во всех предыдущих сценах. С другой стороны, Берио - не Пуччини и даже не пытался ему подражать (в отличие от Альфано), так что, наверное, стоит ценить его музыку саму по себе.

Теперь что касается постановки. Это самая экстравагантная "Турандот", какую мне приходилось видеть. Поначалу кажется - полный дурдом. Первый акт - самое натуральное, по выражению сайта tvtropes.org, High Octane Nightmare Fuel. В смысле - не дай Бог такой кошмар во сне приснится, проснёшься заикой. На просторной сцене зальцбургского Гроссе Фестшпильхауса - трёхъярусная металлическая конструкция, утыканная огромными шестернями и решётками. Конструкция заполнена хористами в облике киборгов "руки-ножницы": вместо рук у них ужасающего вида орудия не то труда, не то убийства, на лице маска, рот раскрашен под оскаленную пасть. Под ритмичную музыку "Gira la cote, gira, gira" киборги делают роботоподобные движения, шестерни вращаются, нагнетается атмосфера высококачественного кошмара. Гонг, в который полагается бить претендентам на руку Турандот, украшен живописным четвертованным трупом, било сделано из палки с насаженной на неё человеческой головой. На шестернях тоже вращаются окровавленные головы. Министры Пинг, Понг и Панг имеют вид безумных учёных в длинных чёрных плащах, вместо рук у них тоже жутковатый инструментарий, а на головах разнообразные приспособления, но, в отличие от хора, министры не киборги, а живые люди. Разъясняя Калафу всю глупую опасность его притязаний, они также принимают ломаную пластику роботов, но, выражая собственное мнение, двигаются нормально. Мандарин в "Popolo di Pekino!" и император Альтоум изображаются огромными куклами, которыми управляют два кукловода. Певцы сидят в креслах, вделанных в кукол, и не шевелятся. Турандот появляется из огромной раскрывающейся женской головы высотой метров в десять и тоже не шевелится, только делает замедленные и какие-то неестественные жесты. Короче, полная картина бездушного техногенного кошмара. Живыми людьми среди всего этого выглядят только Калаф, Тимур и Лю, неизвестно как и откуда сюда попавшие. Тимур вообще в домашнем халате поверх джемпера, словно его внезапно выдернули из уюта собственной квартиры в этот техногенный ад.

Второй акт гораздо красивее, хотя по-своему не менее жуток. Министры предаются ностальгии вполне традиционно: на фоне громадной расписной ширмы (тут вообще всё неправдоподобно огромное) с яркими пышными пионами, на которых глаз с наслаждением отдыхает после предыдущего мрака. Вступление к сцене загадок лишено обычного пафосного шествия: никаких мудрецов, никаких знамён и стражников. Вместо этого непонятные создания с пёсьими головами медленно носят вдоль сцены полупрозрачные гробы.

Турандот появляется на сцене, уставленной кроваво-красными идолами и залитой красным светом, так же, как и в прошлый раз: из раскрытой исполинской головы, на верху 9-метровой вышки, полностью закрытой спадающим вниз огромным золотым шлейфом.

скриншот )

Принцесса буквально нависает над всем и вся, и когда после правильных ответов Калафа вся исполинская конструкция эффектно рушится вниз, немудрено и испугаться. Когда Турандот оказывается вровень с принцем, золотой шлейф спадает с неё, и она оказывается в белом нижнем платье, сплошь испещрённом кровавыми полосами, словно от ударов бича. (Жуткое впечатление, надо сказать.) Одновременно с низвержением Турандот рушатся и кровавые идолы, из-за них выходят люди и тянут руки к Калафу.

Третий акт, пожалуй, режиссёрски решён наиболее интересно и запоминается ярче всех, особенно с такой Лю, какую играет Кристина Гальярдо-Домас. Лю в простом белом платье без рукавов, с полураспущенными чёрными косами и горящими чёрными глазами похожа здесь не на кроткую скромную девушку, а на Флорию Тоску с её "O Scarpia, avanti a Dio!" или Жанну д'Арк. В её крике: "Имя, которое вы ищете, знаю только я!" звучит вызов, брошенный не от отчаяния, а с сознанием собственной силы и уверенностью в победе. Триумфом горят её глаза, когда она говорит Турандот: "Полюбишь и ты!"

скриншот )

В этот момент с плеч Турандот падает роскошная мантия, открывая... точно такое же простое белое платье, в которое одета Лю. И Лю, сжимая в руке взятые у Пинга острые ножницы, почти силой вкладывает их в руку Турандот и направляет удар себе в сердце, глядя на принцессу победительно и властно. Лю победила, она это знает и умирает счастливой, зная, что её смерть поможет сдвинуть что-то в этом ужасном мире, полном мрака и убийств. И Турандот отдаёт ей должное, собственными руками обмывая в финале её мёртвое тело и побуждая Калафа сделать то же самое. Под новую музыку Берио, меланхоличную и неспокойную, люди, избавившиеся от ужасных инструментов и нарядов киборгов, разделяются на пары и обнимают друг друга.

Хорошая, в общем, постановка, вполне традиционная по прочтению, однако визуально - абсолютно сногсшибательная. Пели прилично, но ничего выдающегося. Играли - Калаф просто никакой, пристрелить на месте (да ещё и внешность... кхе), Турандот ничего, Лю лучше всех. Венские филармоники под управлением Гергиева немножко погромыхивали, но в "Турандот" это допустимо.

Немножко фоток есть на сайте Зальцбургского фестиваля.
arashi_opera: (Default)
Вот забавно - насколько мне не понравилась предыдущая послушанная опера Верди, "Двое Фоскари", настолько же понравилась "Сицилийская вечерня", написанная композитором через два года после "Травиаты". В отличие от "Травиаты", "Вечерню" можно увидеть и услышать довольно редко, а жаль: там такая чудесная музыка! Ей-Богу, на мой вкус - гораздо интереснее "Травиаты". Начиная с увертюры, за всю почти четырёхчасовую оперу не было ни единого музыкального кусочка, на котором бы я заскучала. Конечно, что-то понравилось больше, что-то меньше, но такого, чтобы не понравилось совсем, не было ничего. Чудесная увертюра, которую просто обязаны исполнять отдельным концертным номером, любопытные практически а капелльные номера в начале 1 действия, шикарные дуэты баритон-тенор и тенор-сопрано (по две штуки каждого), мстительный терцет с хором на фоне баркаролы, да вообще все ансамбли. И сольные арии все интересные. И даже музыка 30-минутного балета мне понравилась, особенно два фрагмента - с кларнетом соло и гобоем соло. В музыке "Вечерни" вообще много деревянных духовых, а я их очень люблю.

Сюжет "Сицилийской вечерни" для Верди вполне обычен - патрия-вендетта, амор-долор и потерянные дети - но при этом все персонажи многогранные, претерпевают различные психологические конфликты (кроме Прочиды, пожалуй; ему как басу колебания несвойственны), и нет чётко оформленного отношения "хороший-плохой". У всех своя правда, и на чью сторону вставать - неясно. А ещё, а ещё... В этой опере у сопрано есть МОЗГ! И она даже умеет им пользоваться! А-а-а! Разрыв шаблона! :)) Серьёзно, Елена пока что самая адекватная и умная из всех встречавшихся мне вердиевских героинь. В крайне неприятной ситуации принимает смелое и единственно верное решение, причём додумывается до него довольно быстро. Решение, правда, всё равно спойлер ), но сопрано сделала всё от неё зависящее, и я её за это уважаю.

Мои симпатии по отношению к персонажам сильно колебались всю оперу (что тоже является её несомненным достоинством; обычно у Верди можно прилепить ярлык на любого персонажа, едва он споёт две строчки, и к концу оперы ярлык только приклеится крепче), но больше всех мне в итоге понравился баритон Монфор, суровый, но блаародный, обладатель двух роскошных дуэтов с тенором и сольной сцены Sì, m'abborriva ed a ragion. И, конечно, мои любимые персонажи спойлер )

Мстительный бас Джованни да Прочида понравился бы мне, если бы не был так похож на Анджелотти из романа [livejournal.com profile] kriemhild_2 использовал для своих ура-патриотических целей более чистые средства. А с человеком, который не моргнув глазом может заявить, что даже честь принесёт в жертву ради победы, мне делать нечего. Но ария O tu, Palermo мне нравилась ещё до оперы, её Рэми на своём сольнике записал, правда, на французском языке.

Для ознакомления я выбрала DVD из Ла Скала, декабрь 1989 года. За пультом стоял Риккардо Мути, главные роли исполняли:

Ги де Монфор - Джорджо Дзанканаро
Арриго - Крис Мерритт
Герцогиня Елена - Шерил Стьюдер
Джованни да Прочида - Ферруччо Фурланетто

Постановка Пьера-Луиджи Пицци красивая, костюмированная, абсолютно классическая. Действие оперы, по либретто происходящее в XIII веке, с отменной лёгкостью перенесено в XIX. Костюмы красивые, особенно военный мундир на Монфоре, и, право, вряд ли возможно найти баритона, на котором этот костюм смотрелся бы лучше, чем на Дзанканаро с его военной выправкой. А поёт он замечательно. Дзаня - последний настоящий вердиевский баритон, и это моё мнение никому из более-менее современных певцов пока не удалось поколебать. Роскошный тембр, безупречное легато, истинное благородство вокала. Внешность для Монфора у него тоже чрезвычайно подходящая.

Про Мерритта, исполнителя роли Арриго, мне сказать особенно нечего. Поёт он хорошо, у меня никогда не было к нему претензий по части вокала, но мне не нравится сам тембр. А как Мерритт выглядит, да ещё с благородным Дзаней в роли его отца... Ну, утешимся тем, что Паваротти на его месте был бы, наверное, ещё хуже. %)

Стьюдер хорошая, и про вендетту петь умеет, и болеро чирикает славненько. Играть тоже вполне себе играет, и костюмы ей идут. Ферруччо тоже хорош во всех отношениях, он этого Прочиду до середины девяностых бессменно пел.

В общем, всё мне понравилось, хочу ещё. %)

Увертюра в исполнении бесценного маэстро Клаудио и берлинских филармоников:
arashi_opera: (Default)
Вот забавно - насколько мне не понравилась предыдущая послушанная опера Верди, "Двое Фоскари", настолько же понравилась "Сицилийская вечерня", написанная композитором через два года после "Травиаты". В отличие от "Травиаты", "Вечерню" можно увидеть и услышать довольно редко, а жаль: там такая чудесная музыка! Ей-Богу, на мой вкус - гораздо интереснее "Травиаты". Начиная с увертюры, за всю почти четырёхчасовую оперу не было ни единого музыкального кусочка, на котором бы я заскучала. Конечно, что-то понравилось больше, что-то меньше, но такого, чтобы не понравилось совсем, не было ничего. Чудесная увертюра, которую просто обязаны исполнять отдельным концертным номером, любопытные практически а капелльные номера в начале 1 действия, шикарные дуэты баритон-тенор и тенор-сопрано (по две штуки каждого), мстительный терцет с хором на фоне баркаролы, да вообще все ансамбли. И сольные арии все интересные. И даже музыка 30-минутного балета мне понравилась, особенно два фрагмента - с кларнетом соло и гобоем соло. В музыке "Вечерни" вообще много деревянных духовых, а я их очень люблю.

Сюжет "Сицилийской вечерни" для Верди вполне обычен - патрия-вендетта, амор-долор и потерянные дети - но при этом все персонажи многогранные, претерпевают различные психологические конфликты (кроме Прочиды, пожалуй; ему как басу колебания несвойственны), и нет чётко оформленного отношения "хороший-плохой". У всех своя правда, и на чью сторону вставать - неясно. А ещё, а ещё... В этой опере у сопрано есть МОЗГ! И она даже умеет им пользоваться! А-а-а! Разрыв шаблона! :)) Серьёзно, Елена пока что самая адекватная и умная из всех встречавшихся мне вердиевских героинь. В крайне неприятной ситуации принимает смелое и единственно верное решение, причём додумывается до него довольно быстро. Решение, правда, всё равно спойлер ), но сопрано сделала всё от неё зависящее, и я её за это уважаю.

Мои симпатии по отношению к персонажам сильно колебались всю оперу (что тоже является её несомненным достоинством; обычно у Верди можно прилепить ярлык на любого персонажа, едва он споёт две строчки, и к концу оперы ярлык только приклеится крепче), но больше всех мне в итоге понравился баритон Монфор, суровый, но блаародный, обладатель двух роскошных дуэтов с тенором и сольной сцены Sì, m'abborriva ed a ragion. И, конечно, мои любимые персонажи спойлер )

Мстительный бас Джованни да Прочида понравился бы мне, если бы не был так похож на Анджелотти из романа [livejournal.com profile] kriemhild_2 использовал для своих ура-патриотических целей более чистые средства. А с человеком, который не моргнув глазом может заявить, что даже честь принесёт в жертву ради победы, мне делать нечего. Но ария O tu, Palermo мне нравилась ещё до оперы, её Рэми на своём сольнике записал, правда, на французском языке.

Для ознакомления я выбрала DVD из Ла Скала, декабрь 1989 года. За пультом стоял Риккардо Мути, главные роли исполняли:

Ги де Монфор - Джорджо Дзанканаро
Арриго - Крис Мерритт
Герцогиня Елена - Шерил Стьюдер
Джованни да Прочида - Ферруччо Фурланетто

Постановка Пьера-Луиджи Пицци красивая, костюмированная, абсолютно классическая. Действие оперы, по либретто происходящее в XIII веке, с отменной лёгкостью перенесено в XIX. Костюмы красивые, особенно военный мундир на Монфоре, и, право, вряд ли возможно найти баритона, на котором этот костюм смотрелся бы лучше, чем на Дзанканаро с его военной выправкой. А поёт он замечательно. Дзаня - последний настоящий вердиевский баритон, и это моё мнение никому из более-менее современных певцов пока не удалось поколебать. Роскошный тембр, безупречное легато, истинное благородство вокала. Внешность для Монфора у него тоже чрезвычайно подходящая.

Про Мерритта, исполнителя роли Арриго, мне сказать особенно нечего. Поёт он хорошо, у меня никогда не было к нему претензий по части вокала, но мне не нравится сам тембр. А как Мерритт выглядит, да ещё с благородным Дзаней в роли его отца... Ну, утешимся тем, что Паваротти на его месте был бы, наверное, ещё хуже. %)

Стьюдер хорошая, и про вендетту петь умеет, и болеро чирикает славненько. Играть тоже вполне себе играет, и костюмы ей идут. Ферруччо тоже хорош во всех отношениях, он этого Прочиду до середины девяностых бессменно пел.

В общем, всё мне понравилось, хочу ещё. %)

Увертюра в исполнении бесценного маэстро Клаудио и берлинских филармоников:

Profile

arashi_opera: (Default)
arashi_opera

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
1415 1617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios