arashi_opera: (pensive_art)
Дала тут своей матушке почитать "Волкодава", она прочла, в плане сюжета ей даже понравилось. Но она страшно ругалась и плевалась на то, как Семёнова пишет. Утверждает, что безграмотно. Я попросила показать мне примеры, матушка указала на отрывки вроде:

Она была не одна, она видела рядом с собой Волкодава. Его спину в кольчуге, казавшей вороненые кольца из-под кожаного чехла. Он медленно пятился по тропе, яростно с кем-то рубясь, принимая неравный, отчаянный бой.

Или:

Он и сам сел бы с ним рядом. Если бы там был один только Тилорн. Без Эвриха. Который немедленно отмочит что-нибудь такое, после чего останется только голову ему оторвать. Или не скажет, но велика радость все время сидеть на иголках и ждать...

Я так понимаю, матушке не понравилось то, что предложения не объединены в одну большую фразу, а разбиты на несколько коротеньких, как в разговорной речи. Но разве это "безграмотно"? По-моему, это называется "авторский стиль", ставящий целью передать непосредственно мысли персонажа (к тому же не склонного к рефлексии). Думаем ведь мы именно так, обрывками, а не сложносочинёнными предложениями. Тем более, что, когда нужно, Семёнова прекрасно умеет изъясняться и длинными сложными фразами - например, в речи Эвриха или кого-то ещё из "образованных" персонажей, или просто в описаниях. Вот, например, ещё отрывок:

О приближении к Кайеранским трясинам Волкодав догадался сначала по запаху. Дохнул навстречу ветерок, и перед мысленным взором раскинулись пышные торфяники, поросшие морошкой и клюквой, а чуть в отдалении встали густые тростники в рост человека и пролегли разливы черной воды с неподвижно застывшими плавучими островами. Волкодав увидел даже медленные пузыри, которые время от времени поднимались из глубины и лопались, распространяя запах тухлых яиц.

Он только собрался спросить Эртан, не померещилось ли ему и действительно ли скоро откроются топи, когда дорога повернула еще раз, и перед ними до самого небоската простерлись знаменитые Кайераны. Точно такие, как и представлял себе Волкодав. По левую руку виднелся кочковатый торфяник, в котором ближе к берегу виднелись даже чахлые скрюченные деревца. По правую - черным зеркалом расстилались непроглядные хляби. Туда не было ходу человеку, кроме как на лодке или на плоту, зато всю весну и все лето так и кишела хлопотливая пернатая жизнь.

Несколько плотных стай и теперь еще кружилось в отдалении, готовясь к долгому перелету... Есть ли на свете край, в который раз спросил себя Волкодав, где такому вот благодатному болоту равно радуются и зверь, и птица, и человек... И никто его призраками не населяет?..


А вы что скажете?
arashi_opera: (pensive_art)
Дала тут своей матушке почитать "Волкодава", она прочла, в плане сюжета ей даже понравилось. Но она страшно ругалась и плевалась на то, как Семёнова пишет. Утверждает, что безграмотно. Я попросила показать мне примеры, матушка указала на отрывки вроде:

Она была не одна, она видела рядом с собой Волкодава. Его спину в кольчуге, казавшей вороненые кольца из-под кожаного чехла. Он медленно пятился по тропе, яростно с кем-то рубясь, принимая неравный, отчаянный бой.

Или:

Он и сам сел бы с ним рядом. Если бы там был один только Тилорн. Без Эвриха. Который немедленно отмочит что-нибудь такое, после чего останется только голову ему оторвать. Или не скажет, но велика радость все время сидеть на иголках и ждать...

Я так понимаю, матушке не понравилось то, что предложения не объединены в одну большую фразу, а разбиты на несколько коротеньких, как в разговорной речи. Но разве это "безграмотно"? По-моему, это называется "авторский стиль", ставящий целью передать непосредственно мысли персонажа (к тому же не склонного к рефлексии). Думаем ведь мы именно так, обрывками, а не сложносочинёнными предложениями. Тем более, что, когда нужно, Семёнова прекрасно умеет изъясняться и длинными сложными фразами - например, в речи Эвриха или кого-то ещё из "образованных" персонажей, или просто в описаниях. Вот, например, ещё отрывок:

О приближении к Кайеранским трясинам Волкодав догадался сначала по запаху. Дохнул навстречу ветерок, и перед мысленным взором раскинулись пышные торфяники, поросшие морошкой и клюквой, а чуть в отдалении встали густые тростники в рост человека и пролегли разливы черной воды с неподвижно застывшими плавучими островами. Волкодав увидел даже медленные пузыри, которые время от времени поднимались из глубины и лопались, распространяя запах тухлых яиц.

Он только собрался спросить Эртан, не померещилось ли ему и действительно ли скоро откроются топи, когда дорога повернула еще раз, и перед ними до самого небоската простерлись знаменитые Кайераны. Точно такие, как и представлял себе Волкодав. По левую руку виднелся кочковатый торфяник, в котором ближе к берегу виднелись даже чахлые скрюченные деревца. По правую - черным зеркалом расстилались непроглядные хляби. Туда не было ходу человеку, кроме как на лодке или на плоту, зато всю весну и все лето так и кишела хлопотливая пернатая жизнь.

Несколько плотных стай и теперь еще кружилось в отдалении, готовясь к долгому перелету... Есть ли на свете край, в который раз спросил себя Волкодав, где такому вот благодатному болоту равно радуются и зверь, и птица, и человек... И никто его призраками не населяет?..


А вы что скажете?
arashi_opera: (ivy human)
Только Пратчетт способен написать увлекательную книгу про денежную реформу ("Making Money"). Говорят, сейчас он ещё и про налоговую пишет. Если ему действительно удастся интересно написать про чёртову налоговую реформу, то сэр Терри станет ещё более уникальным писателем, чем был до сих пор.
arashi_opera: (ivy human)
Только Пратчетт способен написать увлекательную книгу про денежную реформу ("Making Money"). Говорят, сейчас он ещё и про налоговую пишет. Если ему действительно удастся интересно написать про чёртову налоговую реформу, то сэр Терри станет ещё более уникальным писателем, чем был до сих пор.
arashi_opera: (bittenfeld thoughtful)
Презрение есть оружие слабого и защита от чувств, напоминающих о фактах собственной биографии. А истоки почти любого презрения, любой дискриминации лежат в бессознательном, неконтролируемом, более или менее скрытом осуществлении взрослым своей власти над ребенком. Самое страшное, что общество относится к этому вполне толерантно (за исключением случаев убийств или нанесений тяжких телесных повреждений). Взрослый может творить с душой ребенка все, что ему заблагорассудится, он обращается с ней как со своей собственностью; точно так же тоталитарное государство поступает со своими гражданами. Но взрослый человек не так беспомощен перед государством, как младенец перед ущемляющими его права родителями. Пока мы не воспримем на чувственном уровне страдания крошечного существа, никто не обратит внимания на осуществление деспотической власти над ним, никто не ощутит весь трагизм ситуации. Все будут пытаться смягчить ее остроту, употребляя расхожее выражение: «Ну это же всего лишь дети». Но через двадцать лет эти дети станут взрослыми, и теперь уже их детям придется расплачиваться за страдания родителей. Став взрослыми, они вполне могут бороться с «царящей в мире жестокостью» и одновременно неосознанно мучить своих близких, ибо знание о жестоком обращении с ними сохранилось в бессознательном: это знание, скрытое за идеализированными воспоминаниями о прекрасном детстве, будет побуждать их совершать поступки, приводящие к разрушению своей личности и насилию над другими.

Читая эту книгу, ещё более укрепилась в мысли, что я не стану заводить собственных детей, пока не разберусь с тараканами, царящими в моей собственной голове. Не хочу пересаживать их в головы своим детям.
arashi_opera: (bittenfeld thoughtful)
Презрение есть оружие слабого и защита от чувств, напоминающих о фактах собственной биографии. А истоки почти любого презрения, любой дискриминации лежат в бессознательном, неконтролируемом, более или менее скрытом осуществлении взрослым своей власти над ребенком. Самое страшное, что общество относится к этому вполне толерантно (за исключением случаев убийств или нанесений тяжких телесных повреждений). Взрослый может творить с душой ребенка все, что ему заблагорассудится, он обращается с ней как со своей собственностью; точно так же тоталитарное государство поступает со своими гражданами. Но взрослый человек не так беспомощен перед государством, как младенец перед ущемляющими его права родителями. Пока мы не воспримем на чувственном уровне страдания крошечного существа, никто не обратит внимания на осуществление деспотической власти над ним, никто не ощутит весь трагизм ситуации. Все будут пытаться смягчить ее остроту, употребляя расхожее выражение: «Ну это же всего лишь дети». Но через двадцать лет эти дети станут взрослыми, и теперь уже их детям придется расплачиваться за страдания родителей. Став взрослыми, они вполне могут бороться с «царящей в мире жестокостью» и одновременно неосознанно мучить своих близких, ибо знание о жестоком обращении с ними сохранилось в бессознательном: это знание, скрытое за идеализированными воспоминаниями о прекрасном детстве, будет побуждать их совершать поступки, приводящие к разрушению своей личности и насилию над другими.

Читая эту книгу, ещё более укрепилась в мысли, что я не стану заводить собственных детей, пока не разберусь с тараканами, царящими в моей собственной голове. Не хочу пересаживать их в головы своим детям.
arashi_opera: (pensive_art)
Алис Миллер, "Драма одарённого ребёнка и поиск собственного Я":
http://lib.rus.ec/b/68789/read#t1

Буду сюда постить избранные отрывки.

Речь в этой книге пойдет о пациентах, бывших эмоционально и интеллектуально одаренными детьми и временами удостаивавшихся похвалы родителей за свои достижения. Почти все они уже на первом году жизни научились пользоваться горшком и в возрасте от полутора до пяти лет довольно успешно ухаживали за своими братьями и сестрами.

Согласно широко распространенному мнению эти люди – гордость своих родителей – должны быть полностью уверены в себе. На самом деле – ничего подобного. Действительно, за что бы они ни брались, все у них хорошо или даже отлично получается, ими восхищаются, им завидуют, они легко добиваются успеха. Но для них самих пользы от всего этого нет никакой, они подвержены депрессиям, часто испытывают чувство душевной пустоты и самоотчуждения, а также ощущение полной бессмысленности своей жизни. В ситуациях, когда они не могут соответствовать идеальным представлениям о том, какими они должны быть, их мучают страхи, чувство вины и стыда. <...>

При описании присущей детству этих пациентов психологической атмосферы я руководствовалась следующими постулатами.

1. Ребенок с самого начала желает, чтобы его уважали и воспринимали всерьез, таким, какой он есть.
2. «Таким, какой он есть» означает, что даже грудному ребенку хочется выразить свои чувства и ощущения.
3. Ребенок способен расторгнуть свой эмоциональный симбиоз с матерью и постепенно начать независимое существование лишь при наличии атмосферы уважения и принятия его чувств родителями.
4. Предпосылки для здорового развития ребенка могут возникнуть лишь в том случае, если его родители сами выросли в здоровой атмосфере. Тогда у него появляется чувство защищенности, способное породить доверие к себе.
5. Родители, в детстве жившие в другой атмосфере, сами всю жизнь ищут людей, которые живут их интересами, полностью понимают их и серьезно к ним относятся, ибо их родители таковыми не были.
6. Эти поиски, конечно, не могут увенчаться полным успехом, ибо самые первые дни после рождения ребенка навсегда остались в прошлом.
7. Однако неутоленная и неосознанная – в силу наличия у человека защитных механизмов – потребность вынуждает человека удовлетворять ее заменителями до тех пор, пока он не узнает историю своей жизни, загнанную в бессознательное.


Читаю дальше - блин, хоть всю книгу выкладывай, там что ни слово - то золото. :)

про способность чувствовать и подавление эмоций )

Как мне всё это знакомо. Очень трудно позволить себе чувствовать определённые эмоции и не бояться, что это повлечёт за собой наказание или опасность. Особенно это относится к отрицательным эмоциям. "Как же я могу позволить себе сердиться и злиться? Меня ведь не будут любить после этого!"

Трудно понять, что тебя могут любить не за что-то и не за то, какая ты, а просто так. Я много лет стараюсь убедить себя в том, что это возможно, но пока мне это удаётся плохо.

Ещё:

В ребенке, эмоциональная сфера которого выхолощена, так как он выполняет требования близких родственников, дремлют силы противодействия такому поведению. В пубертатный период некоторые подростки выбирают новые ценности, прямо противоречащие ценностям их родителей; они формируют новые идеалы и пытаются их осуществить. Но если эти устремления не обусловлены ощущением своих естественных потребностей и чувств, подросток начинает подлаживаться под новые идеалы точно так же, как раньше он подлаживался под желания родителей. Он вновь будет отвергать свое подлинное Я с целью снискать признание и любовь сверстников или приятелей. Но все это не спасает его от депрессии. Ведь даже став взрослым, такой человек не является самим собой, он не знает и не любит себя; он делает все, чтобы его кто-то любил, поскольку в детстве крайне нуждался в этом. Он надеется, что, подлаживаясь под чувства других, сумеет добиться своего.

Ребенок вынужден приспосабливаться, чтобы сохранить иллюзию того, что его любят, к нему испытывают привязанность, желают ему добра. Иначе он не выживет. Взрослый в этом не нуждается. Он вполне способен трезво взглянуть на себя и увидеть истинную подоплеку многих своих поступков.
arashi_opera: (pensive_art)
Алис Миллер, "Драма одарённого ребёнка и поиск собственного Я":
http://lib.rus.ec/b/68789/read#t1

Буду сюда постить избранные отрывки.

Речь в этой книге пойдет о пациентах, бывших эмоционально и интеллектуально одаренными детьми и временами удостаивавшихся похвалы родителей за свои достижения. Почти все они уже на первом году жизни научились пользоваться горшком и в возрасте от полутора до пяти лет довольно успешно ухаживали за своими братьями и сестрами.

Согласно широко распространенному мнению эти люди – гордость своих родителей – должны быть полностью уверены в себе. На самом деле – ничего подобного. Действительно, за что бы они ни брались, все у них хорошо или даже отлично получается, ими восхищаются, им завидуют, они легко добиваются успеха. Но для них самих пользы от всего этого нет никакой, они подвержены депрессиям, часто испытывают чувство душевной пустоты и самоотчуждения, а также ощущение полной бессмысленности своей жизни. В ситуациях, когда они не могут соответствовать идеальным представлениям о том, какими они должны быть, их мучают страхи, чувство вины и стыда. <...>

При описании присущей детству этих пациентов психологической атмосферы я руководствовалась следующими постулатами.

1. Ребенок с самого начала желает, чтобы его уважали и воспринимали всерьез, таким, какой он есть.
2. «Таким, какой он есть» означает, что даже грудному ребенку хочется выразить свои чувства и ощущения.
3. Ребенок способен расторгнуть свой эмоциональный симбиоз с матерью и постепенно начать независимое существование лишь при наличии атмосферы уважения и принятия его чувств родителями.
4. Предпосылки для здорового развития ребенка могут возникнуть лишь в том случае, если его родители сами выросли в здоровой атмосфере. Тогда у него появляется чувство защищенности, способное породить доверие к себе.
5. Родители, в детстве жившие в другой атмосфере, сами всю жизнь ищут людей, которые живут их интересами, полностью понимают их и серьезно к ним относятся, ибо их родители таковыми не были.
6. Эти поиски, конечно, не могут увенчаться полным успехом, ибо самые первые дни после рождения ребенка навсегда остались в прошлом.
7. Однако неутоленная и неосознанная – в силу наличия у человека защитных механизмов – потребность вынуждает человека удовлетворять ее заменителями до тех пор, пока он не узнает историю своей жизни, загнанную в бессознательное.


Читаю дальше - блин, хоть всю книгу выкладывай, там что ни слово - то золото. :)

про способность чувствовать и подавление эмоций )

Как мне всё это знакомо. Очень трудно позволить себе чувствовать определённые эмоции и не бояться, что это повлечёт за собой наказание или опасность. Особенно это относится к отрицательным эмоциям. "Как же я могу позволить себе сердиться и злиться? Меня ведь не будут любить после этого!"

Трудно понять, что тебя могут любить не за что-то и не за то, какая ты, а просто так. Я много лет стараюсь убедить себя в том, что это возможно, но пока мне это удаётся плохо.

Ещё:

В ребенке, эмоциональная сфера которого выхолощена, так как он выполняет требования близких родственников, дремлют силы противодействия такому поведению. В пубертатный период некоторые подростки выбирают новые ценности, прямо противоречащие ценностям их родителей; они формируют новые идеалы и пытаются их осуществить. Но если эти устремления не обусловлены ощущением своих естественных потребностей и чувств, подросток начинает подлаживаться под новые идеалы точно так же, как раньше он подлаживался под желания родителей. Он вновь будет отвергать свое подлинное Я с целью снискать признание и любовь сверстников или приятелей. Но все это не спасает его от депрессии. Ведь даже став взрослым, такой человек не является самим собой, он не знает и не любит себя; он делает все, чтобы его кто-то любил, поскольку в детстве крайне нуждался в этом. Он надеется, что, подлаживаясь под чувства других, сумеет добиться своего.

Ребенок вынужден приспосабливаться, чтобы сохранить иллюзию того, что его любят, к нему испытывают привязанность, желают ему добра. Иначе он не выживет. Взрослый в этом не нуждается. Он вполне способен трезво взглянуть на себя и увидеть истинную подоплеку многих своих поступков.
arashi_opera: (ivy human)
Я с детства любила Эрнеста Сетона-Томпсона, но только открыв его в оригинале, поняла, насколько он красиво и поэтично пишет. В наших переводах, к сожалению, это сильно утрачено, к тому же они издавались с массой сокращений. В основном сокращались как раз "лирические отступления". Этого отрывка (среди многих), например, нет в русском издании повести "Домино: история чёрно-бурого лиса". А как красиво!

O River flashing the red and gold of the red and golden sky, and dappled with blocks of sailing ice! O River of the long chase that ten times before had saved him and dashed red death aside! This is the time of times! Now thirty deaths are on his track, and the track is of feebling bounds. O River of the aspen-dale, will you turn traitor in his dire extremity, thus pen him in, deliver him to his foes?

But the great River went on, mighty, inexorable. Oh, so cruel! And the night came not, but lingered.

(О река, сверкающая алым и золотым под ало-золотым небом, усеянная плавучими льдинами! О река, десятки раз спасавшая его после долгой погони и отводившая прочь алую смерть! Пришло самое горькое время! Тридцать смертей преследуют его, и путь близок к концу. О река осиновой долины, неужели ты предашь его в час беды, загонишь его в ловушку, выдашь врагам?

Но широкая река равнодушно влекла свои воды, могучая, неумолимая. Как жестоко! И ночь всё не наступала.
)

Или отрывок чуть дальше:

Closer the ice-blocks came, so that now they mass for a moment, and touch the shore with jar and grating. The hunted turns as though a sudden thought: better to choose the river death, to die in the River that long had been his friend, and feebly leaping on the ice, from cake to cake, he halted at last before the plunge.

В изданном переводе он выглядит так:

Всё теснее набегали льдины и наконец, столкнувшись в одну сплошную массу, на минуту с треском коснулись берега. И тут Домино сделал то, на что решилась бы далеко не всякая лисица. Он оглянулся на собак, глянул на льдины и... прыгнул. Очутившись на льду, он потихоньку стал перескакивать с льдины на льдину.

Корректный перевод:

Всё теснее набегали льдины и наконец, столкнувшись в одну сплошную массу, на минуту с треском коснулись берега. Беглец оглянулся, словно озарённый внезапной мыслью: лучше выбрать другую смерть, погибнуть в реке, которая с давних пор была его другом. Прыгнув на лёд и тихонько перескакивая от льдины к льдине, он остановился перед последним прыжком в пучину.

Как видно, начиная со второй фразы в изданном переводе - отсебятина, полностью меняющая смысл сцены. Зачем это было сделано, не очень понимаю. Типа, нельзя, что ли, детям читать про отчаяние героя и про смерть? При этом отрезали безоблачно-счастливый эпилог, завершив повесть сценой на реке.
arashi_opera: (ivy human)
Я с детства любила Эрнеста Сетона-Томпсона, но только открыв его в оригинале, поняла, насколько он красиво и поэтично пишет. В наших переводах, к сожалению, это сильно утрачено, к тому же они издавались с массой сокращений. В основном сокращались как раз "лирические отступления". Этого отрывка (среди многих), например, нет в русском издании повести "Домино: история чёрно-бурого лиса". А как красиво!

O River flashing the red and gold of the red and golden sky, and dappled with blocks of sailing ice! O River of the long chase that ten times before had saved him and dashed red death aside! This is the time of times! Now thirty deaths are on his track, and the track is of feebling bounds. O River of the aspen-dale, will you turn traitor in his dire extremity, thus pen him in, deliver him to his foes?

But the great River went on, mighty, inexorable. Oh, so cruel! And the night came not, but lingered.

(О река, сверкающая алым и золотым под ало-золотым небом, усеянная плавучими льдинами! О река, десятки раз спасавшая его после долгой погони и отводившая прочь алую смерть! Пришло самое горькое время! Тридцать смертей преследуют его, и путь близок к концу. О река осиновой долины, неужели ты предашь его в час беды, загонишь его в ловушку, выдашь врагам?

Но широкая река равнодушно влекла свои воды, могучая, неумолимая. Как жестоко! И ночь всё не наступала.
)

Или отрывок чуть дальше:

Closer the ice-blocks came, so that now they mass for a moment, and touch the shore with jar and grating. The hunted turns as though a sudden thought: better to choose the river death, to die in the River that long had been his friend, and feebly leaping on the ice, from cake to cake, he halted at last before the plunge.

В изданном переводе он выглядит так:

Всё теснее набегали льдины и наконец, столкнувшись в одну сплошную массу, на минуту с треском коснулись берега. И тут Домино сделал то, на что решилась бы далеко не всякая лисица. Он оглянулся на собак, глянул на льдины и... прыгнул. Очутившись на льду, он потихоньку стал перескакивать с льдины на льдину.

Корректный перевод:

Всё теснее набегали льдины и наконец, столкнувшись в одну сплошную массу, на минуту с треском коснулись берега. Беглец оглянулся, словно озарённый внезапной мыслью: лучше выбрать другую смерть, погибнуть в реке, которая с давних пор была его другом. Прыгнув на лёд и тихонько перескакивая от льдины к льдине, он остановился перед последним прыжком в пучину.

Как видно, начиная со второй фразы в изданном переводе - отсебятина, полностью меняющая смысл сцены. Зачем это было сделано, не очень понимаю. Типа, нельзя, что ли, детям читать про отчаяние героя и про смерть? При этом отрезали безоблачно-счастливый эпилог, завершив повесть сценой на реке.
arashi_opera: (Default)
Какую охренительную книгу я читаю: Питер Конрад, "Песня любви и смерти" (A Song of Love and Death: The Meaning of Opera; 1996). Конрад, преподаватель английской литературы в Оксфорде, во-первых, офигенно пишет, у него очень красивый стиль, во-вторых, он офигенно умный и эрудированный дяденька, размышления которого об опере стоит почитать вне зависимости от того, какова ваша собственная точка зрения на те или иные аспекты. Я местами испытываю желание с ним поспорить, но в целом его толкования мне очень нравятся. За один только вступительный абзац я готова любить Конрада всей душой, ну наш человек же:

Опера загадочна. Этот громоздкий, дорогостоящий реликт прошлого, абсурдный настолько, что там считается нормальным, когда люди поют, предлагая друг другу выпить или потеряв ключ от двери, отказывается уходить. Напротив, он приобретает новых обращённых каждый год, и я говорю "обращённых", потому что он, подобно религии, изменяет жизнь тех, чьё сердце ему удалось завоевать.

Вот тут есть рецензия на эту книгу.

[livejournal.com profile] canto_et_spero, тебе понравится, как Конрад пишет о Моцарте, о его человечности и сострадании, выраженных в музыке.

Прощение <...> является драматическим мотивом опер Моцарта: этим успокаивающим словом Графиня в "Свадьбе Фигаро" немедленно кладёт конец недоразумениям, случившимся в тёмном саду, и дарует отпущение всех грехов. Это милосердие есть благословение музыки. Она больше не звучит с далёких и идеальных вышних сфер, как у Монтеверди; она прислушивается к несчастьям человеческих созданий, выражает их нежные желания, боится, что эти желания не смогут обрести словесное воплощение ,<...> и таким образом дарует людям понимание и прощение.

И про "Клеменцу" у него хорошо:

Словно исповедник, музыка ["Милосердия Тита"] прислушивается к смятению, замешательству и несчастью людей. Возможно, именно этим тактичным подслушиванием объясняется благочестивая сдержанность хора, радующегося благополучному спасению Тита во 2-м действии. Хор выражает благодарность создателю, но делает это практически шёпотом, будто бы опасаясь озвучить своё облегчение вслух.

И про "Кози" он прав: "Чем более легкомысленной притворяется эта опера, тем более болезненной и тревожной она является на самом деле." Я её за это и не люблю - совершенно бесчеловечный эксперимент, и единственным утешением для вовлечённых лиц является музыка Моцарта.

А музыку Массне Конрад припечатал "ипохондрической сентиментальностью". Я обожаю этого человека. :)
arashi_opera: (Default)
Какую охренительную книгу я читаю: Питер Конрад, "Песня любви и смерти" (A Song of Love and Death: The Meaning of Opera; 1996). Конрад, преподаватель английской литературы в Оксфорде, во-первых, офигенно пишет, у него очень красивый стиль, во-вторых, он офигенно умный и эрудированный дяденька, размышления которого об опере стоит почитать вне зависимости от того, какова ваша собственная точка зрения на те или иные аспекты. Я местами испытываю желание с ним поспорить, но в целом его толкования мне очень нравятся. За один только вступительный абзац я готова любить Конрада всей душой, ну наш человек же:

Опера загадочна. Этот громоздкий, дорогостоящий реликт прошлого, абсурдный настолько, что там считается нормальным, когда люди поют, предлагая друг другу выпить или потеряв ключ от двери, отказывается уходить. Напротив, он приобретает новых обращённых каждый год, и я говорю "обращённых", потому что он, подобно религии, изменяет жизнь тех, чьё сердце ему удалось завоевать.

Вот тут есть рецензия на эту книгу.

[livejournal.com profile] canto_et_spero, тебе понравится, как Конрад пишет о Моцарте, о его человечности и сострадании, выраженных в музыке.

Прощение <...> является драматическим мотивом опер Моцарта: этим успокаивающим словом Графиня в "Свадьбе Фигаро" немедленно кладёт конец недоразумениям, случившимся в тёмном саду, и дарует отпущение всех грехов. Это милосердие есть благословение музыки. Она больше не звучит с далёких и идеальных вышних сфер, как у Монтеверди; она прислушивается к несчастьям человеческих созданий, выражает их нежные желания, боится, что эти желания не смогут обрести словесное воплощение ,<...> и таким образом дарует людям понимание и прощение.

И про "Клеменцу" у него хорошо:

Словно исповедник, музыка ["Милосердия Тита"] прислушивается к смятению, замешательству и несчастью людей. Возможно, именно этим тактичным подслушиванием объясняется благочестивая сдержанность хора, радующегося благополучному спасению Тита во 2-м действии. Хор выражает благодарность создателю, но делает это практически шёпотом, будто бы опасаясь озвучить своё облегчение вслух.

И про "Кози" он прав: "Чем более легкомысленной притворяется эта опера, тем более болезненной и тревожной она является на самом деле." Я её за это и не люблю - совершенно бесчеловечный эксперимент, и единственным утешением для вовлечённых лиц является музыка Моцарта.

А музыку Массне Конрад припечатал "ипохондрической сентиментальностью". Я обожаю этого человека. :)
arashi_opera: (Default)
"Интересные времена" - наверное, самая смешная книга из цикла про Ринсвинда. При этом (а может, как раз из-за этого она и смешная) юмор там местами очень чёрный и, как правило, связан с причинением людям несовместимых с жизнью увечий различными экзотическими способами, а также с бытом и традициями восточной империи, напоминающей смесь Древнего Китая и современной Северной Кореи. Вкратце - le pizdez totale. Но почему-то всё равно очень смешно. :)

божетымой, это всего лишь 17-я книга! мне осталось ещё целых 22! почему я так медленно читаю!!
arashi_opera: (Default)
"Интересные времена" - наверное, самая смешная книга из цикла про Ринсвинда. При этом (а может, как раз из-за этого она и смешная) юмор там местами очень чёрный и, как правило, связан с причинением людям несовместимых с жизнью увечий различными экзотическими способами, а также с бытом и традициями восточной империи, напоминающей смесь Древнего Китая и современной Северной Кореи. Вкратце - le pizdez totale. Но почему-то всё равно очень смешно. :)

божетымой, это всего лишь 17-я книга! мне осталось ещё целых 22! почему я так медленно читаю!!
arashi_opera: (bittenfeld puzzled)
Когда ты по русскому переводу понимаешь, как фраза звучала в оригинале, а на русском видишь полную бессмыслицу - по-моему, это хреновый перевод, а?

Это я тут пытаюсь выбрать из двух зол меньшее - перевод книги Пратчетта "Soul Music" Н. Берденникова или Г. Бородина. Первый - этакий Кистямур от Пратчетта, много художественной отсебятины в духе Boromir smiled = "Слабая улыбка озарила лицо Боромира", имена переведены подчас в стиле "Всеславура" (или это к редактору серии А. Жикаренцеву?), но зато живенько и с русским языком в ладах. Второй имена транслитерирует даже тогда, когда надо было бы перевести, меньше творит отсебятины, но русским языком владеет хуже. И мой глаз как переводчика режет больше, ибо Берденников, может, и прибавляет от себя, но делает это в стиле всей прочей книги и нормальными человеческими фразами.

Наверное, выберу Берденникова. Другие его переводы ("Мрачный Жнец", "Дамы и Господа", "К оружию! К оружию!") пока резкого отторжения не вызывали. А вообще, пока среди прочитанных мной переводов лидируют "Вещие сестрички" (В. Вольфсон) и "Ведьмы за границей" (П. Киракозов).

Также интересно было бы знать, есть ли в природе нормальный перевод "Стража! Стража!", ибо тот, что лежит повсеместно, не поддаётся никакому анализу и ужасу, я не смогла прочесть больше пяти страниц. Даже удивительно: вроде нормальные-нормальные переводы были, а тут внезапно такое г...но.
arashi_opera: (bittenfeld puzzled)
Когда ты по русскому переводу понимаешь, как фраза звучала в оригинале, а на русском видишь полную бессмыслицу - по-моему, это хреновый перевод, а?

Это я тут пытаюсь выбрать из двух зол меньшее - перевод книги Пратчетта "Soul Music" Н. Берденникова или Г. Бородина. Первый - этакий Кистямур от Пратчетта, много художественной отсебятины в духе Boromir smiled = "Слабая улыбка озарила лицо Боромира", имена переведены подчас в стиле "Всеславура" (или это к редактору серии А. Жикаренцеву?), но зато живенько и с русским языком в ладах. Второй имена транслитерирует даже тогда, когда надо было бы перевести, меньше творит отсебятины, но русским языком владеет хуже. И мой глаз как переводчика режет больше, ибо Берденников, может, и прибавляет от себя, но делает это в стиле всей прочей книги и нормальными человеческими фразами.

Наверное, выберу Берденникова. Другие его переводы ("Мрачный Жнец", "Дамы и Господа", "К оружию! К оружию!") пока резкого отторжения не вызывали. А вообще, пока среди прочитанных мной переводов лидируют "Вещие сестрички" (В. Вольфсон) и "Ведьмы за границей" (П. Киракозов).

Также интересно было бы знать, есть ли в природе нормальный перевод "Стража! Стража!", ибо тот, что лежит повсеместно, не поддаётся никакому анализу и ужасу, я не смогла прочесть больше пяти страниц. Даже удивительно: вроде нормальные-нормальные переводы были, а тут внезапно такое г...но.
arashi_opera: (dreamseeing)
Пока что из всех прочитанных книг Пратчетта наиболее эпическое количество Tear Jerker'ов и Crowning Moments of Heartwarming принадлежит книге Reaper Man ("Мрачный Жнец" в нашем переводе). Два из них особенно: мисс Флитворт, предлагающая кусочек белого шёлка от своего так и не надетого свадебного платья для заточки косы, и эта великая фраза, стоящая целой книги:

Lord, what can the harvest hope for, if not for the care of the Reaper Man?

(Для не читавших - этой фразой Смерть Плоского мира обращается к милосердию Азраила, "Того, Кто Притягивает К Себе Всё И Вся, Смерти Вселенных", и просит немного времени для одной женщины, которая помогла ему, отдав часть своего.)
arashi_opera: (dreamseeing)
Пока что из всех прочитанных книг Пратчетта наиболее эпическое количество Tear Jerker'ов и Crowning Moments of Heartwarming принадлежит книге Reaper Man ("Мрачный Жнец" в нашем переводе). Два из них особенно: мисс Флитворт, предлагающая кусочек белого шёлка от своего так и не надетого свадебного платья для заточки косы, и эта великая фраза, стоящая целой книги:

Lord, what can the harvest hope for, if not for the care of the Reaper Man?

(Для не читавших - этой фразой Смерть Плоского мира обращается к милосердию Азраила, "Того, Кто Притягивает К Себе Всё И Вся, Смерти Вселенных", и просит немного времени для одной женщины, которая помогла ему, отдав часть своего.)
arashi_opera: (девОчество)
Грызу Пратчетта, примерно по одной книге в два дня (работа не позволяет читать больше). Угадайте, какой персонаж мне там нравится больше всех, не считая Сундука, Смерти и пса Гаспода? Догадаться, думаю, будет нетрудно. :-)

UPD.: Ну конечно, лорд Хэвлок Ветинари, патриций Анк-Морпорка. :-) Чтобы персонаж мужского пола непременно мне понравился, он должен:
а) обладать невероятным интеллектом, железобетонным хладнокровием и потрясающей эффективностью в части построения всяческих интриг и стратегий;
б) обладать Первоклассным Встроенным Сарказмом™;
в) уметь смотреть на нежелательного собеседника, как на говно;
г) вести себя как мудак, но при этом быть всегда правым и иногда проявлять неожиданные проблески человечности.

Желательно также быть высоким, тощим, бледным и одеваться в унылые цвета, опционально - держать собаку или кошку и показываться с ней в свободное от работы время (не более 10 минут в сутки).
arashi_opera: (девОчество)
Грызу Пратчетта, примерно по одной книге в два дня (работа не позволяет читать больше). Угадайте, какой персонаж мне там нравится больше всех, не считая Сундука, Смерти и пса Гаспода? Догадаться, думаю, будет нетрудно. :-)

UPD.: Ну конечно, лорд Хэвлок Ветинари, патриций Анк-Морпорка. :-) Чтобы персонаж мужского пола непременно мне понравился, он должен:
а) обладать невероятным интеллектом, железобетонным хладнокровием и потрясающей эффективностью в части построения всяческих интриг и стратегий;
б) обладать Первоклассным Встроенным Сарказмом™;
в) уметь смотреть на нежелательного собеседника, как на говно;
г) вести себя как мудак, но при этом быть всегда правым и иногда проявлять неожиданные проблески человечности.

Желательно также быть высоким, тощим, бледным и одеваться в унылые цвета, опционально - держать собаку или кошку и показываться с ней в свободное от работы время (не более 10 минут в сутки).

Profile

arashi_opera: (Default)
arashi_opera

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
1415 1617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios